предыдущая главасодержаниеследующая глава

Политика "санкций" и советско-японские экономические связи

Провозглашение Японией в начале 1980 года под нажимом США политики так называемых "экономических санкций" в отношении СССР оказало негативное воздействие на советско-японские торгово-экономические связи. Их развитие заметно затормозилось, в частности были созданы трудности в кредитовании торговли с Советским Союзом, в то время как около 60% японского экспорта в СССР составляют товары, требующие кредитного обеспечения из средств Экспортно-импортного банка Японии. Японская сторона стала затягивать переговоры о сотрудничестве в развитии лесных ресурсов Дальнего Востока и районов, прилегающих к Байкало-Амурской магистрали, о предоставлении дополнительных кредитов для осуществления Южноякутского угольного проекта и др.

Следуя линии Вашингтона, японское правительство сдерживало экспорт в СССР комплектного оборудования. В 1980 году оно установило специальные ограничительные квоты и на экспорт труб большого диаметра, ограничение кредитования этого вида продукции по линии Экспортно-импортного банка. Эти меры имели целью предотвратить участие японских фирм в поставках оборудования для строительства газопровода Уренгой - Ужгород, предназначенного для экспорта в страны Западной Европы природного газа из СССР.

От введения "санкций" пострадали прежде всего японские предприниматели: Япония потеряла советские заказы стоимостью 800 млн. долл. на поставку оборудования для заводов по производству полиэтилена и уксусной кислоты, переданные английским фирмам, оборудования для производства буровых установок стоимостью 180 млн. долл., порученные французским фирмам и т. п. По подсчетам японских экономистов, предприниматели вследствие такой политики утратили возможность осуществить крупномасштабные проекты на сумму, превышающую 5 млрд. долл.1.

1 (См. Проблемы Дальнего Востока. - 1982. - № 3. - С. 18.)

В 1981 году МИД Японии ввел ряд ограничений для советских специалистов, работающих в стране по приглашению фирм. Это нарушало условия торгового договора между СССР и Японией от 6 декабря 1957 г. и противоречило обязательствам, которые фирмы брали на себя по контрактам с советскими внешнеторговыми объединениями. Условия работы советских специалистов разительно отличались от режима пребывания и работы, которыми пользовались командируемые в СССР по аналогичным контрактам специалисты японских фирм. Все это, безусловно, тормозило расширение советско-японских торгово-экономических связей.

Эти ограничения, естественно, не способствовали улучшению советско-японских отношений. Решение японских властей вновь показало, что борьба между силами, выступающими за упрочение добрососедства с СССР, и кругами, стремящимися помешать этому, не только не ослабевала, но достигала порой серьезного накала.

И все же заинтересованность японских деловых кругов в экономических отношениях с СССР взяла, в конечном счете, верх даже в этой сложной обстановке. Сказались опасения представителей бизнеса отстать от своих западноевропейских конкурентов в развитии экономических связей с СССР. В деловых кругах не скрывали недовольства тем, что, в то время как страны Западной Европы "отвергают требования США о санкциях в отношении СССР" и "последовательно проводят курс на отделение политики от экономики", заключая крупные контракты с Советским Союзом, Япония в результате уступок нажиму США "со второго места среди капиталистических стран по объему торговли с Советским Союзом переместилась на пятое"1.

1 (Токио симбун. - 1981. - 1 марта.)

Японские предприниматели все чаще высказывались за более "тонкий" подход к вопросам торгово-экономического сотрудничества с СССР и поиск путей к выходу из создавшегося положения. Депрессивное состояние мировой капиталистической экономики, оказывающее сдерживающее влияние на развитие японского экспорта, вынуждало их к противодействию политике следования американским рекомендациям. Существенное воздействие на общественное мнение Японии имели заявления советских руководителей о готовности СССР и впредь развивать экономические и иные связи со своим дальневосточным соседом.

Японским властям пришлось в ряде случаев пересмотреть курс на "экономические санкции". Была достигнута договоренность о начале переговоров по промышленному освоению нефтяных месторождений по Сахалинскому проекту и поставке в Японию сахалинского газа и нефти; был предоставлен кредит Экспортно-импортного банка и подписан контракт на поставку в СССР 750 тыс. т труб большого диаметра; в марте 1981 года состоялось подписание третьего Генерального соглашения о сотрудничестве в комплексной разработке лесных ресурсов Сибири и Дальнего Востока и межправительственных протоколов по кредитам в связи с осуществлением этого соглашения и Южноякутского угольного проекта1. (Япония обязалась предоставить кредит на сумму около 1 млрд. долл.)

1 (См. Майнити. - 1981. - 9 марта).

В мае 1981 года было заключено четвертое советско-японское соглашение о товарообороте и платежах на 1981 - 1985 годы. 6 октября 1981 г. представители СССР и Японии обменялись письмами, в которых было заявлено, что оба правительства будут содействовать успешному осуществлению третьего Генерального соглашения о поставках из Японии в СССР машин и оборудования и о поставках из СССР в Японию деловой древесины и пиломатериалов. Было также условлено содействовать успешному осуществлению кредитного соглашения между Банком для внешней торговли СССР и Экспортно-импортным банком Японии.

Однако негативная позиция официальных японских властей привела к замораживанию ряда важных вопросов экономического сотрудничества. Токио оставляет без внимания предложение СССР о заключении долгосрочного соглашения об экономическом сотрудничестве, отказывает в предоставлении несвязанного кредита, затягивает реализацию отдельных договоренностей VIII совещания советско-японского и японо-советского комитетов по экономическому сотрудничеству1. Японское правительство, следуя американской практике, сдерживает развитие долгосрочного экономического сотрудничества с СССР, придерживаясь линии на одобрение тех или иных проектов "в каждом отдельном случае".

1 (Деятельность советско-японского и японо-советского комитетов по экономическому сотрудничеству оказалась замороженной. С 1979 по 1984 год комитет ни разу не собирался. Крупномасштабные проекты, выдвинутые на VIII совещании в 1979 году (строительство на компенсационной основе Амурского целлюлозно-бумажного комбината и реконструкция целлюлозно-бумажных предприятий на острове Сахалин, совместная разработка Удоканского месторождения меди, строительство с участием японских фирм на Дальнем Востоке металлургического комбината и в Восточной Сибири крупного завода по обработке цветных металлов и др.), не обсуждались.)

В июне 1982 года администрация Р. Рейгана объявила о значительном расширении введенных в конце 1981 года запретов на поставку в СССР оборудования для добычи нефти и газа. Запрет распространялся не только на американские фирмы, но и на продукцию иностранных компаний, выпускающих такое оборудование по американским лицензиям. Меры правительства США создавали серьезное препятствие осуществлению советско-японского проекта освоения месторождений нефти и газа на шельфе острова Сахалин, в который японские компании уже вложили значительные средства. В японских правительственных и торгово-промышленных кругах выражалась обеспокоенность тем, что такое решение не только сорвет реализацию Сахалинского проекта (для поиска нефти и газа использовалось оборудование, произведенное по американским лицензиям), но и приведет к ограничению японо-советской торговли, что окажет серьезное негативное влияние на японскую внешнюю торговлю в целом1.

1 (См. Асахи. - 1982. - 13 июля.)

Давление деловых кругов оказалось эффективным. Правительство Японии выразило несогласие с решением американской администрации, расценив его как вмешательство во внутренние дела, как попытку распространить свою юрисдикцию на территорию другой страны. Правительство отдало на усмотрение японских компаний решение вопроса об экспорте в СССР продукции, изготавливаемой по американским лицензиям. Власти, таким образом, фактически встали на путь молчаливого одобрения экспорта этой продукции1.

1 (См. Нихон кэйдзай. - 1982. - 28 авг.)

Решение правительств ФРГ, Франции, Англии и Италии игнорировать американские угрозы и разрешить своим фирмам сотрудничать с Советским Союзом в строительстве газопровода Уренгой - Ужгород подтолкнуло японские металлургические компании к подписанию в 1982 году, вопреки официальной политике "санкций", соглашения о поставке в СССР в 1983 году 1 млн. т труб большого диаметра на условиях коммерческого кредита. В 1982 году в Японии было закуплено 480 экскаваторов, 1100 бульдозеров, 1080 трубоукладчиков и т. п. Были заключены сделки на поставки оборудования для заводов по производству бутадиена, сварных обсадных труб и др.

В целом же меры японского правительства по ограничению торговли и экономического сотрудничества с СССР оказали негативное воздействие на советско-японские отношения в этой области. В 1983 году товарооборот между двумя странами сократился по сравнению с 1982 годом на 18,5% - с 3,7 млрд. до 3 млрд. руб.1. В 1984 году он составил 2,9 млрд. руб. Такое сокращение объема советско-японской торговли наблюдалось впервые с тех пор, как в 1966 году между СССР и Японией было подписано соглашение о торговле и платежах.

1 (См. Проблемы Дальнего Востока. - 1984. - № 2. - С. 16.)

Японское правительство не выполнило положение Соглашения о товарообороте и платежах между СССР и Японией на 1981 - 1985 годы от 22 мая 1981 г., которое предусматривало ежегодное проведение переговоров представителей двух стран на правительственном уровне для обсуждения хода выполнения соглашения. Отражением общего курса на сдерживание экономического сотрудничества с Советским Союзом явилось решение не рассматривать вопрос об увеличении штата торгпредства СССР в Японии, включая вопрос об учреждении отделения советского торгпредства в Осаке. Эти действия со стороны японского правительства являлись прямым нарушением положения совместного советско-японского заявления от 10 октября 1973 г., в котором обе стороны обязывались содействовать экономическому сотрудничеству, поощрять заключение контрактов между японскими фирмами и соответствующими советскими организациями1.

1 (В 1985 году товарооборот несколько увеличился - до 3,2 млрд. руб.)

В феврале 1983 года в Москве состоялась советско-японская встреча по торговле и экономическому сотрудничеству. Японскую сторону представляла влиятельная многочисленная (более 250 человек) делегация во главе с президентом торгово-промышленной палаты Японии, председателем японо-советского комитета по экономическому сотрудничеству С. Нагано. В составе делегации были руководители многих крупнейших японских фирм. Деловые круги, широкая общественность Японии связывали с этой встречей надежды на потепление общего климата во взаимоотношениях двух стран.

Во время переговоров в Москве было обсуждено не только современное состояние советско-японских торгово-экономических отношений, но и перспективы дальнейшего сотрудничества в этой сфере. В ходе состоявшейся в Кремле беседы с С. Нагано Председатель Совета Министров СССР подтвердил готовность СССР вести дело к расширению делового сотрудничества с Японией при проявлении соответствующей готовности с японской стороны. Глава Советского правительства обратил внимание С. Нагано на бесперспективность попыток некоторых кругов поставить дальнейшее развитие советско-японских торгово-экономических отношений в зависимость от решения различного рода надуманных или привнесенных извне вопросов1. Руководитель японской делегации, в свою очередь, выразил заинтересованность делового мира Японии в развитии взаимовыгодной торговли и крупномасштабного экономического сотрудничества с СССР.

1 (См. Известия. - 1983. - 26 февр.)

Вместе с тем нельзя не отметить, что, высказываясь пользу дальнейшего развития экономического сотрудничества с Советским Союзом, члены японской делегации не выдвинули каких-либо конкретных предложений по реализации своих заявлений. Линия части торгово-промышленных кругов Японии свидетельствует о том, что по ряду вопросов, в частности по вопросу о полной отмене "экономических санкций", они фактически солидаризируются с курсом правительства. Среди представителей делового мира немало еще и таких деятелей, которые хотели бы видеть в торгово-экономических контактах инструмент давления на Советский Союз. Существенное влияние на позицию Японии продолжает оказывать нажим Вашингтона, усматривающего в расширении советско-японского диалога помеху своему курсу на нагнетание международной напряженности.

Все это мешает реализации возможностей, выявленных в ходе московских переговоров.

В декабре 1984 года, после пятилетнего перерыва, состоялось IX советско-японское совещание (совместное совещание советско-японского и японо-советского комитетов) по экономическому сотрудничеству. На нем проходил широкий обмен мнениями о перспективах развития экономических отношений, путях преодоления трудностей. Был разработан ряд конкретных предложений, касающихся сотрудничества в области лесной и химической промышленности, транспорта, производства стройматериалов, цветной металлургии и в других отраслях. В совместном коммюнике отмечается, что наличие значительных экономических возможностей обеих стран, взаимодополняемость структуры их экономики и географическая близость создают благоприятные условия для дальнейшего расширения торгово-экономических связей между ними. Представители деловых кругов Японии и члены советской делегации признали необходимым добиваться устранения препятствий, ограничивающих эти связи.

На X совещании (апрель 1986 г.) советско-японского и японо-советского комитетов по экономическому сотрудничеству, созванному по договоренности между министрами иностранных дел СССР и Японии в январе 1986 года, советская сторона выдвинула ряд конкретных предложений: участие в освоении лесных ресурсов вдоль трассы БАМ, разработка месторождений асбеста и др. Состоялся обмен мнениями по другим предложениям: реконструкция ряда предприятий, построенных с участием японских фирм; заключение четвертого Генерального соглашения по лесу и т. п. Ключевым вопросом совещания стал поиск новых форм сотрудничества, путей повышения его эффективности.

В результате принятых мер несколько увеличился советско-японский товарооборот. В 1985 году он составил сумму 3,2 млрд. рублей. Следующий, 1986 год не принес каких-либо изменений в уровне торговли. Правда, в связи с некоторым сокращением торговли СССР с другими капиталистическими странами Япония по объему товарооборота с СССР вышла на третье место (после ФРГ и Финляндии) среди партнеров СССР. Токио заявляет о своем стремлении развивать отношения, но в то же время, следуя курсу других западных держав, с каждым годом ужесточает ограничения на поставку в СССР высокосложных машин и оборудования. Провозглашая принцип "неразделимости политики и экономики", японское правительство нередко пытается связать развитие японо-советских экономических отношений с удовлетворением своих незаконных территориальных притязаний.

Проводя политику "санкций" в отношении СССР, японское правительство приняло также меры к свертыванию научно-технических связей по государственной линии и создало всевозможные барьеры на пути научно-технического сотрудничества по линии частных компаний. Так, в 1980 году МИД Японии не дал согласия на проведение очередной сессии комиссии по научно-техническому сотрудничеству, безрезультатно закончились переговоры о заключении соглашения с Управлением национальных железных дорог Японии и т. д. В течение 1980 года многие японские компании, имеющие соответствующие соглашения с Государственным комитетом СССР по науке и технике, уклонялись от обсуждения вопросов о продлении сроков действия этих соглашений.

Тем не менее, рабочие программы советско-японского научно-технического сотрудничества по линии Государственного комитета СССР по науке и технике, Академии наук СССР, Министерства высшего и среднего специального образования СССР практически были выполнены, активно продолжались контакты в рамках соглашения между Государственным комитетом СССР по экономическим связям и японским Атомным промышленным форумом. За 1980 год Японию посетило более 60 советских делегаций (свыше 300 чел.).

Представители Академии наук СССР и Японского общества содействия развитию науки, обсуждая в 1981 году ход реализации договоренности об обмене учеными и научными работниками, пришли к мнению, что целях более гибкого использования установленных 1973 году квот (не более 10 человек сроком до 10 месяцев и 10 человек сроком на 2 месяца) и упрощения процедуры обмена было бы целесообразно подписать прямое соглашение между этими организациями, не нарушая установленных общих принципов и квот. Японское общество содействия развитию науки выразило готовность подписать такое соглашение, если против него не будет возражать МИД Японии. Японский МИД, однако, не дал согласия на реализацию этого предложения.

В 1982 году Япония в одностороннем порядке приостановила сотрудничество в рамках межправительственных соглашений в области науки и техники. И все же вследствие заинтересованности японских фирм в научном обмене с СССР в 1982 году Японию посетили 49 советских делегаций, возглавляемых крупными учеными и деятелями науки. В ноябре 1984 года было подписано соглашение об обмене специалистами между Институтом востоковедения АН СССР и университетом Кэйо; установились контакты между Институтом Дальнего Востока АН СССР и японским Институтом комплексных политических исследований и т. д.

В результате переговоров между министрами иностранных дел СССР и Японии в январе 1986 года в Токио сотрудничество в научно-технической сфере активизировалось. В сентябре 1986 года Японию посетил заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель ГКНТ СССР. После многолетнего перерыва возобновила работу советско-японская межправительственная комиссия по научно-техническому сотрудничеству. На III сессии комиссии (сентябрь 1986 г.) были обсуждены конкретные направления взаимных связей, вопросы расширения обмена передовой техникой и технологией, укрепления контактов между учеными двух стран, налаживания сотрудничества в области фундаментальных научных исследований. Общим было мнение, что контакты между учеными и научно-исследовательскими учреждениями могут помочь в выявлении новых перспективных форм и направлений сотрудничества двух стран, обладающих высоким научно-техническим потенциалом. Это выгодно как СССР, так и Японии.

Наиболее стабильным элементом во всем комплексе советско-японских отношений оставалось рыболовство. Ежегодно проводились межправительственные переговоры о взаимном промысле в 200-мильных зонах и японском промысле лососевых в северо-западной части Тихого океана.

Весной 1978 года в Москве было подписано советско-японское Соглашение о сотрудничестве в области рыбного хозяйства, которое создало хорошие предпосылки для расширения взаимовыгодных научно-технических и экономических связей между двумя странами. В 1980 - 1984 годах развивалось дальнейшее сотрудничество в этой области, как на правительственном уровне, так и на уровне фирм и организаций. На переговорах по промыслу лососей, рыболовству в 200-мильных зонах последовательно проводилась принципиальная линия СССР относительно рационального, научно-обоснованного использования ресурсов Мирового океана.

Получила дальнейшее развитие и такая форма двустороннего сотрудничества, как совместные экспедиции по промыслу морепродуктов в советской 200-мильной зоне. С 1979 года ежегодно подписывались контракты о совместном промысле отдельных видов крабов и креветок з некоторых морских районах, прилегающих к дальневосточному побережью СССР, за пределами территориальных вод Советского Союза. В 1982 году число промысловых объектов по этим контрактам было расширено за счет некоторых новых морских продуктов. Это принесло экономические выгоды обеим странам, а также содействовало росту взаимопонимания между ними.

В 1983 году правительство Японии дало согласие на заход советских рыболовных судов в один из японских портов. В качестве жеста доброй воли и принимая во внимание обращение японских рыбаков, Советское правительство в 1981 - 1986 годах разрешило им продолжить добычу морской капусты в районе острова Сигнальный с компенсацией советской стороне в японской валюте. В феврале 1983 года возобновилась практика консультаций между министерствами СССР и Японии, занимающимися вопросами рыболовства.

В 1983 году была принята Конвенция ООН по мор-сому праву, появился ряд новых моментов в международно-правовом регулировании морского рыболовства, целях сохранения и оптимального использования живых других ресурсов и защиты иных экономических интересов ХСР в морских районах, прилегающих к побережью СCCP, а также принимая во внимание соответствующие положения Конвенции ООН по морскому праву и стремясь содействовать претворению в жизнь этих положений, Президиум Верховного Совета СССР 28 февраля 1984 г. издал Указ "Об экономической зоне СССР"1 . Советское правительство предложило Японии провести переговоры приведении в соответствие с положениями этого указа международной конвенции советско-японских отношений.

1 (Указ устанавливал в морских районах за пределами территориальных вод и прилегающих к ним, включая районы вокруг принадлежащих СССР островов, экономические зоны СССР, внешняя граница которых находится на расстоянии 200 морских миль от тех же исходных линий, что и территориальные воды.)

В результате переговоров 7 декабря 1984 г. было заключено новое соглашение о взаимных отношениях в области рыболовства у побережья двух стран на срок до 31 декабря 1987 года. Соглашение предусматривает, что каждая сторона ежегодно определяет для рыболовных судов другой стороны квоты вылова рыбы, видовой состав, промысловые районы, а также конкретные условия ведения промысла в своей зоне. Решения принимаются после консультаций, проводимых в советско-японской комиссии по рыболовству (создавалась специально для этих целей), с учетом состояния запасов, возможностей своего рыбного промысла, традиционного уровня и методов рыболовства другой стороны. Комиссия по рыболовству собирается не реже одного раза в год. Весной 1985 года комиссия установила квоту вылова лососевых для Японии в северо-западной части Тихого океана на 1985 год в размере 37,6 тыс. т с выплатой компенсации японской стороной в 4 млрд. иен.

Переговоры о заключении соглашения о сотрудничестве в области рыбного хозяйства шли значительно дольше. Советская сторона выступала за разрешительный порядок лова в соответствии с положениями Конвенции ООН по морскому праву и упомянутого выше Указа Президиума Верховного Совета СССР от 28 февраля 1984 г. Кроме того, советская делегация на переговорах подчеркивала, что промысел советских запасов анадромных (проходных) видов рыбы должен осуществляться на базе договоренности с СССР. В то же время японские представители настаивали на своем особом праве осуществлять промысел советских запасов лососевых в открытом море на стабильной основе, не считаясь с интересами СССР и биологическим состоянием рыбного стада.

В японской печати, в выступлениях представителей рыболовных кругов в этот период стали появляться заявления о том, что в вопросе рыболовства нет необходимости добиваться соглашения с Советским Союзом. Достаточно-де того, что Япония будет руководствоваться общепризнанными международными нормами и "духом" Конвенции ООН по морскому праву. Такой подход был, решительно отвергнут советской стороной. Указывалось, что отсутствие договоренности может подорвать договорной фундамент советско-японских отношений в области рыболовства, что, несомненно, скажется на общей атмосфере советско-японских отношений.

В итоге на переговорах возобладала советская точка зрения, и 12 мая 1985 г. было подписано соглашение о сотрудничестве в области рыбного хозяйства на срок до 31 декабря 1987 г. В соглашении было зафиксировано, что государство происхождения анадромных видов рыбы (в данном случае Советский Союз) обеспечивает их сохранение путем принятия соответствующих мер по регулированию промысла к берегу от внешних границ своей 200-мильной зоны и за пределами 200-мильной зоны.

В соглашении также указывалось, что стороны будут проводить консультации в советско-японской смешанной комиссии о порядке, условиях и объеме промысла рыбы, образующейся в реках СССР, за пределами 200-мильной зоны. При этом будут учитываться требования, касающиеся сохранения этих видов рыбы и потребностей СССР. Предусматривалось сотрудничество в проведении научных исследований, необходимых для сохранения, воспроизводства и оптимального использования запасов анадромных рыб, совершенствования техники и методов рыболовного промысла. Советской стороне предоставлялось право проверять оборудование рыболовных судов, содержание судовых журналов, опрашивать членов экипажа, задерживать суда, нарушающие установленные правила промысла, и привлекать к ответственности их команды. На 1985 год устанавливалась равная квота улова для обеих сторон - по 600 тыс. т. Заметим, что в период с 1977 по 1983 год улов советской стороны ежегодно составлял 650 тыс. г, а номинальный улов японской стороны - 700 тыс. т (в 1984 г. соответственно 640 тыс. и 700 тыс. г).

Поступательное развитие сотрудничества в области рыболовства на фоне в общем неблагоприятной для советско-японских отношений обстановки подтвердило возможность и выгодность для обеих стран взаимодействия в этой области. Вместе с тем оно стало наглядным свидетельством способности японских официальных и деловых кругов принимать конструктивные решения, отвечающие интересам обеих сторон1. Развитие торгово-экономического сотрудничества является наиболее надежной основой для укрепления подлинно добрососедских отношений с Японией. Можно полагать, что заинтересованность этой страны в сотрудничестве с СССР будет возрастать по мере наращивания экономического потенциала Сибири и Дальнего Востока. К тому же имеется немало неиспользованных возможностей для расширения торгово-экономического обмена между СССР и Японией. По мнению ряда видных японских экономистов, СССР располагает практически всеми видами ресурсов, необходимых их стране.

1 (Конструктивная, доброжелательная позиция Советского Союза резко контрастирует с отношением США к японскому рыболовству. В начале июня 1985 года правительство США потребовало от Японии полностью прекратить промысел лососевых в северо-западной части Тихого океана и в 200-мильной зоне США, ссылаясь на то, что лососевые (чавыча), добываемые японскими рыбаками, выходят из рек Аляски.)

Программой Коммунистической партии Советского Союза (новая редакция) и Основными направлениями экономического и социального развития СССР на 1986 - 1990 годы и на период до 2000 года предусматривается ускоренное развитие производительных сил Сибири и Дальнего Востока, широкомасштабное хозяйственное освоение зоны, тяготеющей к Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Предстоящее освоение этих богатейших районов создает возможности участия Японии в реализации наших масштабных планов. Они могут стать важнейшим "экспортным цехом" страны, хотя бы в силу их географического положения (отдаленность от европейских районов и близость к бассейну Тихого океана). Развитие экономики этих районов с экспортным уклоном может быть ускорено путем расширения внешней торговли и экономического сотрудничества с Японией.

Однако нельзя не принимать во внимание воздействие и других факторов на советско-японские отношения. Немаловажную роль здесь играет внешнеполитический курс правящих кругов Японии, военно-политический союз с США. В стране широко пропагандируется тезис о том, что СССР-де в большей степени заинтересован в крупномасштабном и долгосрочном экономическом сотрудничестве, что от участия Японии зависит якобы реализация планов развития Сибири. Несостоятельность подобных суждений очевидна. Советский Союз располагает достаточными возможностями для освоения хозяйственных ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Вся история нашей страны свидетельствует о том, что советский народ справится с этой задачей. Сотрудничество же с другими государствами налаживается СССР лишь в целях ускорения осуществления своих планов.

Советский Союз выступает за широкое, многоплановое сотрудничество с Японией. В июле 1986 года в своей речи во Владивостоке М. С. Горбачев выдвинул ряд предложений по развитию хозяйственной кооперации между близко расположенными друг от друга районами СССР и Японии (о создании, в частности, совместных предприятий), налаживанию долговременного сотрудничества в исследовании и комплексном освоении ресурсов океана, мирном изучении и использовании космоса. М. С. Горбачев призвал японскую сторону привлечь "экономическую дипломатию" для динамизации советско-японского сотрудничества1.

1 (Правда. - 1986. - 29 июля.)

Будущее покажет: сумеет правительство Японии выправить неблагоприятный крен в экономических отношениях с СССР, образовавшийся в результате его недружественных действий, или вновь пойдет на поводу внешних сил, которые пытаются всячески тормозить развитие добрососедских отношений между СССР и Японией? Что же касается Советского Союза, то он всегда рассматривал внешнеэкономические связи не только в качестве средства удовлетворения материальных интересов участвующих стран, но и прежде всего как важнейшую форму мирного общения народов, как фактор укрепления мира и добрых отношений между странами. В условиях обострения международной напряженности в 80-х годах эта миротворческая роль международного экономического обмена особенно велика.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"