Подарок с подвохом: 392-летнее дерево-бонсай, подаренное Японией Америке, было свидетелем взрыва в Хиросиме

Водяные драконы. Водопады в Японии

Японская «перестройка» XIX века: как император Мэйдзи ломал вековые устои и традиции

Японское солнце восходит для мигрантов

10 малоизвестных фактов о самураях, которые умалчивают в литературе и кино


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Инициативы СССР по развитию отношений с Японией

В условиях обострения международной обстановки Советское государство предприняло новые дополнительные усилия для устранения угрозы войны и укрепления безопасности. XXVI съезд КПСС предложил меры радикального оздоровления положения в мире. Съезд внес конкретные предложения о расширении зоны применения мер доверия - с учетом, разумеется, его специфики - на Дальнем Востоке, где соседствуют такие державы, как СССР, Китай и Япония.

Меры по укреплению доверия в военной области, как известно, были разработаны Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, заключительный этап которого проходил в 1975 году в Хельсинки. Они включали предварительное уведомление всех других государств-участников о крупных военных учениях сухопутных войск общей численностью более 25 тыс. человек, приглашение наблюдателей других государств-участников для присутствия на военных учениях и др. Осуществление этих мер в известной мере способствовало предупреждению возникновения очагов военных конфликтов в Европе, определенной стабилизации обстановки на европейском континенте. Таким образом, предложения СССР о разработке и применении мер доверия на Дальнем Востоке с учетом специфики этого района имеют обоснованную базу - полезность этих мер доказана историческим опытом.

В августе 1981 года СССР и МНР сделали новый шаг вперед в развитии идеи разработки и применения мер доверия на Дальнем Востоке. В коммюнике о советско-монгольской встрече на высшем уровне указывалось: "Полезным для укрепления основ всеобщего мира явилось бы осуществление советского предложения, целиком разделяемого МНР, о применении мер доверия на Дальнем Востоке. Применение этих мер, возможно, на коллективных началах с участием всех заинтересованных сторон. Возможно оно и на двусторонней основе"1. Интересам упрочения международной безопасности отвечало бы и осуществление предложения МНР, поддержанного Советским Союзом, о заключении конвенции о взаимном ненападении и неприменении силы в отношениях между государствами Азии и Тихого океана.

1 (Правда. - 1981. - 11 авг.)

В последующих разъяснениях, данных советской стороной, подчеркивалось, что предложение о мерах доверия на Дальнем Востоке не обязательно предполагает участие сразу всех стран региона в их разработке. Начать движение по этому пути вполне возможно и на двусторонней основе, например между СССР и Японией1. Советское правительство официально уведомило японский кабинет о своих предложениях и заявило о готовности к проведению диалога (в различных формах) между представителями СССР и Японии, чтобы поставить на практическую основу рассмотрение этих вопросов.

1 (См. Правда. - 1982. - 24 марта.)

В ответах главы Советского государства японским писателям весной 1982 года, обратившимся с призывом предотвратить ядерную войну, была сформулирована развернутая позиция Советского Союза по вопросам разоружения и мира. Была выражена готовность к обмену мнениями с Японией по вопросам укрепления гарантий безопасности неядерных государств и неприменения ядерного оружия против тех государств, которые отказываются от производства и приобретения этого оружия и не имеют его на своей территории. Советский Союз заявил о готовности заключить на этот счет специальное соглашение. Обмен мнениями по этому вопросу мог бы быть осуществлен как в рамках выдвинутого на XXVI съезде КПСС предложения о проведении переговоров по мерам доверия на Дальнем Востоке, так и в любых других приемлемых для обеих сторон формах1.

1 (См. Коммунист. - 1982. - № 4. - С. 21.)

Японское правительство заняло негативную позицию в отношении советского предложения о проведении переговоров по мерам доверия на Дальнем Востоке, обошло молчанием и предложение о заключении соглашения о гарантиях. В то же время премьер-министр Японии Я. Накасонэ на встрече лидеров ведущих капиталистических стран в Вильямсберге в мае 1983 года потребовал от европейских союзников США поддержки политики американской администрации. Как писала газета "Токио симбун", Я. Накасонэ "сознательно взял на себя роль адвоката ядерной стратегии Рейгана"1. Японский премьер явился одним из авторов политического заявления, в котором провозглашалось единство участников встречи в подходе к ядерным вооружениям и одобрялось размещение новых американских ракет в Западной Европе. Впервые в истории Япония высказалась за важнейшее решение, касающееся Европы и прямо направленное против СССР. Японское правительство по дипломатическим каналам, а потом и через печать призвало США подходить к переговорам в Женеве с "глобальных позиций", что означало попытку найти предлог для размещения американских ядерных ракет не только в Западной Европе, но и в Азии.

1 (Токио симбун. - 1983. - 30 мая.)

Поддерживая стратегическую линию США по всем ее основным направлениям, японские правящие круги не выступали с какими-либо самостоятельными конкретными инициативами по оздоровлению международной обстановки в Азии и на Дальнем Востоке. Расширяющееся подключение Японии к антисоветской глобальной стратегии Вашингтона, втягивание экономики страны в "наращивание военных мускулов", повышение роли Японии в рамках американо-японского альянса, направленного против СССР и других социалистических стран, раздувание пропагандистских кампаний вокруг Афганистана, Кампучии, мифа о "советской военной угрозе" с целью оправдать наращивание собственной военной мощи, раскручивание кампаний территориальных притязаний к Советскому Союзу - все это свидетельства усиления негативных тенденций в политике Японии в 80-е годы.

Принципиальная оценка курсу японских правящих кругов на значительную активизацию военных приготовлений, на расширение военно-стратегического партнерства с США была дана в Заявлении Советского правительства от 4 февраля 1983 г. В нем подчеркивалось, что соседние с Японией государства не могут не сделать соответствующих выводов из фактов резкого усиления милитаристских тенденций в политике японского правительства, и будут вынуждены принять соответствующие меры для обеспечения своей безопасности1.

1 (См. Проблемы Дальнего Востока. - 1984. - № 2. - С. 16.)

Оценивая политику Японии, Председатель Совета Министров СССР в январе 1984 года отмечал, что японское правительство не без оглядки на противоположную сторону Тихого океана сознательно взяло курс на демонтаж всей системы советско-японских отношений, созданной усилиями двух стран в послевоенный период. Глава Советского правительства подчеркнул, что эта позиция вряд ли отвечает национальным интересам Японии и что "единственно разумный путь - это всемерное расширение и упрочение взаимовыгодных связей в духе добрососедства"1.

1 (Правда. - 1984. - 2 янв.)

Определенная часть политических и общественных деятелей, представителей деловых и академических кругов Японии стремятся возложить на СССР вину за охлаждение отношений между Советским Союзом и Японией в 80-е годы. В Японии, в частности, высказывается озабоченность по поводу размещения ракет СС-20 в восточных районах Советского Союза. Но как неоднократно разъяснялось советской стороной, в Азии у Советского Союза находится столько ракет, сколько нужно для того, чтобы уравновесить соответствующий потенциал США, находящийся в этом регионе, - ни больше, ни меньше. "Если США не будут наращивать его, - заявил М. С. Горбачев, выступая в Париже 4 октября 1985 г., - мы тоже не будем наращивать. Если же ситуация будет меняться в лучшую сторону, мы отреагируем адекватно"1. Генеральный секретарь ЦК КПСС категорически отверг вымыслы буржуазной пропаганды о том, что Советский Союз якобы собирается перебазировать в Азию ракеты СС-20, которые он снимает с боевого дежурства в европейской зоне.

1 (Правда. - 1985. - 5 окт.)

Во время советско-американских переговоров на высшем уровне в Рейкьявике в октябре 1986 года советская сторона выдвинула конструктивные, далеко идущие предложения, нацеленные на значительное сокращение размещенных в Азии ракет средней дальности. Одновременно с другими договоренностями вступила бы в силу и договоренность о сокращении советских ракет средней дальности в азиатской части страны до уровня 100 боеголовок при праве США развернуть 100 боеголовок на своей территории. Осуществление этих идей могло бы помочь в борьбе за смягчение напряженности в азиатско-тихоокеанском регионе, открыло бы новые перспективы в развитии советско-японских отношений.

Японское правительство не выразило поддержки конструктивной инициативе советской стороны по сокращению ядерного оружия в Азии.

В ноябре 1986 года правительство США ввело в боевой состав 131-й тяжелый бомбардировщик с крылатыми ракетами большой дальности, превысив предусмотренный Договором ОСВ-2 суммарный лимит 1320 единиц для пусковых установок стратегических баллистических ракет. США пошли на нарушение Договора ОСВ-2, который закреплял военный паритет между СССР и США и на протяжении целого ряда лет ограничивал гонку ядерных вооружений на ее центральном направлении - в области стратегических наступательных средств. Договор обеспечивал стратегическую стабильность, служил отправной точкой для поиска путей к сокращению и ликвидации ядерного оружия. "Решение нарастить арсенал своих стратегических средств, перечеркнуть Договор ОСВ-2, - говорится в Заявлении Советского правительства, - продиктовано не чем иным, как стремлением Вашингтона сломать военный паритет между СССР и США, обеспечить для себя военное превосходство". Советское правительство расценило эти действия как "крупнейшую провокацию, попытку остановить тенденцию к ослаблению международной напряженности".

Этот акт американской администрации вызвал широкое возмущение в мире, в том числе среди японской общественности. Безответственные действия Вашингтона в той или иной форме осудили правительства союзников США по НАТО. Правительство Японии заняло иную позицию. Как это было не раз в прошлом, оно продемонстрировало стремление угодить Вашингтону. Министр иностранных дел Японии Т. Куранари выступил с официальным заявлением в поддержку политики Белого дома, направленной на свертывание советско-американского Договора ОСВ-2.

В Японии многие понимают, что особенности географического положения страны, специфика ее экономического развития диктуют настоятельную необходимость проводить мирную политику в отношении всех государств, в том числе Советского Союза. Тесное смыкание с антисоветской линией США, вовлечение в политические авантюры Вашингтона противоречат национальным интересам японского народа, создают угрозу безопасности и могут нанести непоправимый ущерб долгосрочным государственным интересам Японии, планам превращения страны в одну из ведущих держав мира. Определенная часть правящих кругов высказывает обоснованные опасения по поводу курса правительства на милитаризацию, дальнейшее нагнетание напряженности на Дальнем Востоке, грозящего вовлечением Японии в вооруженный конфликт, что в ядерный век может поставить под вопрос само существование страны. Они также выражают обеспокоенность ухудшением советско-японских отношений. Такие настроения существуют не только среди членов оппозиционных партий, общественности и части деловых кругов, но и внутри правящей либерально-демократической партии.

Учитывая эти настроения и для прикрытия своей активной поддержки антисоветской политики Вашингтона, японская дипломатия предприняла в 80-е годы некоторые шаги, которые должны были создать видимость желания Токио оживить политический диалог с СССР, проводить в отношении СССР более гибкую политику, нежели его заокеанский союзник. По инициативе японской стороны, например, в сентябре 1981 года в Нью-Йорке состоялась встреча А. А. Громыко с японским министром иностранных дел С. Сонода.

Советский представитель во время встречи подчеркнул, что линия Советского Союза на развитие всесторонних отношений с Японией была и остается последовательной и принципиальной. С обеих сторон было высказано мнение о необходимости развития добрососедских отношений между СССР и Японией. Была также подчеркнута важность диалога между двумя странами и достигнута договоренность об оживлении контактов на соответствующих уровнях.

В связи с 25-летием со дня восстановления дипломатических отношений между СССР и Японией в октябре 1981 года произошел обмен поздравительными телеграммами между министрами иностранных дел двух стран. Накопленный за четверть века опыт, говорилось в телеграмме министра иностранных дел СССР, убедительно показывает, что развитие советско-японского взаимовыгодного сотрудничества в различных областях приносит несомненную пользу народам наших стран, вносит позитивный вклад в дело улучшения обстановки на Дальнем Востоке и в Азии в целом. В телеграмме выражалась уверенность, что при наличии доброй воли и при учете реальностей сегодняшнего дня есть все возможности для того, чтобы в советско-японских отношениях преобладали доверие и подлинное добрососедство1.

1 (См. Правда. - 1981. - 17 окт.)

Однако японской стороной продолжали предприниматься шаги, идущие вразрез с выраженным ею намерением способствовать оживлению контактов. Так, в октябре 1981 года японский МИД отказал в выдаче въездной визы главе делегации ССОД, заместителю председателя правления общества "СССР - Япония". Затем были созданы препятствия к визиту в Японию министра просвещения СССР, который был приглашен Ассоциацией депутатов парламента Японии за дружбу с СССР.

Каких-либо существенных изменений в японской политике в отношении Советского Союза не произошло и в последующие годы: Токио продолжал поддерживать авантюристическую линию администрации США. Понимая, видимо, недопустимость дальнейшего ухудшения отношений с Советским Союзом, которые оказались на самом низком уровне за последние десятилетия, министр иностранных дел С. Абэ в январе 1984 года заявил в парламенте, что намерен в этом году "серьезно подходить к дипломатии в отношении СССР"1. Он подчеркнул, что считает необходимым "продолжать и развивать диалог" с Советским Союзом.

1 (Иомиури. - 1984. - 6 янв.; Токио симбун. - 1984. - 9 янв.)

В феврале 1984 года С. Абэ был принят А. А. Громыко. Японская сторона выступила с инициативой возобновления практики обмена кинофестивалями между нашими странами на межправительственной основе. Обнадеживающим симптомом выправления советско-японских отношений стало некоторое оживление контактов между двумя странами на государственном уровне в 1984 году. Были проведены в намеченные сроки рабочие встречи заместителей министров иностранных дел. В августе в Москве состоялись консультации по вопросам, касающимся положения на Ближнем и Среднем Востоке, а также на Юге Африки; в Токио почти одновременно прошли двусторонние консультации по вопросам, связанным с работой 39-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

С советской стороны на разных уровнях подчеркивалась готовность СССР предпринять практические шаги к выправлению советско-японских отношений, если аналогичный подход будет проявлен Японией. В августе 1984 года видный деятель ЛДП, председатель Ассоциации депутатов парламента Японии за дружбу с СССР. Е. Сакураути был принят министром иностранных дел СССР. В ходе беседы Е. Сакураути отметил, что ассоциация видит свою задачу в том, чтобы способствовать развитию японо-советских связей, поддерживать политический диалог между двумя странами, в том числе по парламентской линии. В ответ было заявлено, что Советский Союз - сторонник диалога, но диалога, который углублял бы взаимопонимание и давал бы положительные импульсы для развития двусторонних отношений1. Необходимость подкрепления практическими делами заявлений японских лидеров о стремлении к улучшению отношений с СССР была подчеркнута А. А. Громыко и во время встречи с министром иностранных дел С. Абэ в сентябре 1984 года.

1 (См. Правда. - 1984. - 1 сент.)

В конце октября 1984 года (впервые после отмены визита советских парламентариев японской стороной в 1980 г.) Японию посетила делегация Верховного Совета СССР. Глава советской делегации имел беседы с премьер-министром Я. Накасонэ, министром иностранных дел С. Абэ, руководителями и членами обеих палат парламента, представителями деловых кругов и различных общественных организаций. В ходе бесед с Я. Накасонэ и С. Абэ была отмечена, в частности, заинтересованность сторон в развитии советско-японского диалога с целью углубления взаимопонимания и внесения практического вклада в дело создания благоприятных перспектив с целью укрепления двусторонних отношений и оздоровления общей международной обстановки.

В ноябре 1984 года по приглашению Парламентской группы СССР Москву посетила делегация четырех политических партий Японии, имеющих своих представителей в парламенте (партии демократического социализма, Комэйто, нового либерального клуба и социал-демократического союза), и Всеяпонской конфедерации труда. Японская делегация заявила, что представленные в ней политические партии выступают за соблюдение Японией "трех неядерных принципов" - не владеть ядерным оружием, не производить его и не допускать на свою территорию, за развитие Японии по пути мира и добрых отношений с соседними и всеми другими странами.

В сентябре 1985 года состоялся официальный визит в Советский Союз делегации парламента Японии во главе с председателем палаты представителей М. Саката. Делегация была принята членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР А. А. Громыко. При обсуждении состояния двусторонних связей А. А. Громыко подтвердил принципиальный и последовательный курс Советского Союза на поступательное развитие отношений с Японией в политической, экономической, научно-технической, культурной и других областях на началах добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества. Было подчеркнуто, что советская сторона неоднократно выражала свою готовность осуществить практические шаги в этом направлении, и приветствовала бы аналогичный подход со стороны Японии. А. А. Громыко обратил внимание членов делегации на то, что Япония, судя по всему, более скатывается на путь наращивания своих вооруженных сил, подключается к различным совещаниям представителей стран НАТО, где обсуждаются военно-стратегические вопросы, направленность которых хорошо известна1. М. Саката в общей форме также выступил за развитие политического диалога и взаимовыгодного сотрудничества с Советским Союзом.

1 (См. Известия. - 1985. - 25 сент.)

Несколько активизировались контакты и на правительственном уровне.

В ноябре 1984 года состоялась встреча Председателя Совета Министров СССР с премьер-министром Японии в Дели (во время похорон премьер-министра Индии И. Ганди). В ходе обсуждения двусторонних отношений глава японского правительства заявил о желании Японии развивать отношения и сотрудничество с СССР и с этой целью выразил пожелание, чтобы обе стороны за столом переговоров урегулировали "нерешенные" вопросы в японо-советских отношениях. В ответ на это с советской стороны было подчеркнуто, что для преодоления возникшего не по вине Советского Союза известного охлаждения в советско-японских отношениях необходимы практические шаги с обеих сторон. Что касается Советского Союза, то за ним дело не станет. Глава Советского правительства напомнил, что СССР предлагал Японии заключить ряд соглашений, в частности о добрососедстве и сотрудничестве, однако японская сторона не приняла этих предложений1.

1 (См. Известия. - 1984. - 6 нояб.)

Решения апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС придали динамизм внешнеполитическим мероприятиям СССР в отношении Японии.

СССР готов развивать взаимовыгодные связи с Японией в различных областях и выступает за придание отношениям между двумя странами добрососедского характера. Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев в беседе с японским премьер-министром Я. Накасонэ 14 марта 1985 г. подчеркнул важность устранения искусственно создаваемых японской стороной трудностей и ограничений на пути развития отношений между двумя странами1.

1 (См. Правда. - 1985. - 15 марта.)

13 сентября 1985 г. находящийся с официальным визитом в Японии министр культуры СССР передал премьер-министру Японии послание М. С. Горбачева.

В послании подчеркивалась важность поступательного развития советско-японских отношений в политической, экономической, научно-технической, культурной и других областях, отмечалась необходимость расширения двустороннего политического диалога. Советское руководство убеждено, говорилось далее, что, в конечном счете, СССР и Япония должны находить общий язык. И речь идет не только о двусторонних отношениях, но и о вопросах более широкого плана. Общая забота о мире на Земле, а также то, что наши две страны соседствуют на Дальнем Востоке, обязывают к этому. Равно как обязывают и к тому, чтобы определяющим фактором в отношениях между нами было именно добрососедство.

Что касается Советского Союза, указывалось в послании, то он последовательно выступает за развитие добрых отношений с Японией, за наполнение их таким конкретным содержанием, от которого выигрывали бы наши народы. И это, что следует подчеркнуть особо, - линия не на один день, а на длительную перспективу. "Мы готовы ко многим практическим шагам по налаживанию новых и расширению уже установившихся взаимовыгодных связей, - отмечалось в послании М. С. Горбачева. - Хочу заверить, что усилия вашего правительства в этом же направлении встретят понимание и поддержку с нашей стороны. И если движение в сторону серьезного улучшения советско-японских отношений будет взаимным, то, очевидно, мы вполне можем рассчитывать на успех"1.

1 (Правда. - 1985. - 14 сент.)

В ответ на послание советского руководителя Я. Накасонэ выразил намерение правительства Японии вести дело к расширению и углублению контактов и связей с Советским Союзом в различных областях.

В ходе 40-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 1985 года в Нью-Йорке состоялась встреча министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе с его японским коллегой С. Абэ. Э. А. Шеварднадзе подчеркнул актуальность принятия эффективных мер, направленных на сохранение и упрочение мира, на устранение угрозы ядерной войны. Исключительную важность в этой связи, сказал он, имеют инициативы СССР, в частности односторонний мораторий на любые ядерные взрывы. При обсуждении вопросов двусторонних отношений было отмечено, что Советский Союз последовательно выступает за их стабильное развитие на основе добрососедства и взаимного доверия. Такое развитие отвечало бы интересам народов двух стран, интересам мира и безопасности на Дальнем Востоке и в Азии в целом. С. Абэ, со своей стороны, высказался за улучшение и конструктивное развитие советско-японских отношений. Было условлено, что по приглашению японского правительства министр иностранных дел СССР посетит Японию с официальным визитом в конце 1985 - начале 1986 года1.

1 (См. Известия. - 1985. - 25 сент.)

16 сентября состоялась беседа М. С. Горбачева с делегацией Социалистической партии Японии во главе с председателем Центрального исполнительного комитета этой партии М. Исибаси. В ходе беседы, длившейся четыре часа, происходил обстоятельный обмен мнениями о путях обеспечения мира и стабильности в Азии и на Тихом океане. М. С. Горбачев и М. Исибаси отметили желательность в той или иной форме объединить усилия стран этого обширного региона, независимо от их общественного строя, с целью превращения его в зону мира и равноправного сотрудничества.

М. С. Горбачев подчеркнул, что в Советском Союзе с уважением относятся к Японии и ее народу. Роль Японии на мировой арене может расти на базе ее вклада в мирное решение назревших международных проблем, в налаживание мирного сотрудничества со всеми странами и народами, а не на пути милитаризации страны и ее все большего включения в военные планы США. Касаясь вопросов советско-японских межгосударственных отношений, М. С. Горбачев подтвердил сохранение в силе ряда конкретных предложений Советского Союза, выдвинутых с целью улучшения политического климата между двумя странами. Он высказался за распространение на советско-японские отношения плодотворного опыта развития торгово-экономических связей Советского Союза с рядом западноевропейских стран на основе соглашений о долгосрочном экономическом сотрудничестве и разработки перспективных программ такого сотрудничества.

М. С. Горбачев и М. Исибаси выразили взаимное удовлетворение существующими между КПСС и СПЯ связями, способствующими углублению взаимопонимания между народами СССР и Японии. Они высказались за их дальнейшее развитие и совершенствование, за сотрудничество двух партий, прежде всего в вопросах мира и безопасности1. По возвращении в Японию М. Исибаси заявил, что он "на 100 процентов удовлетворен беседами с М. С. Горбачевым и другими советскими руководителями и вынес из них убеждение, что СССР уделяет большое внимание отношениям с Японией и горячо стремится к миру".

1 (См. Правда. - 1985. - 17 сент.)

Послание М. С. Горбачева премьер-министру Японии Я. Накасонэ, беседа с делегацией СПЯ, встречи с парламентской делегацией Японии и другие советские акции вызвали широкий отклик как международной, так и японской общественности. Ведущие японские газеты "Асахи", "Майнити", "Токио симбун" и др. отметили стремление советской стороны к поступательному развитию двусторонних отношений в политической, экономической, научно-технической, культурной и других областях, к расширению политического диалога. Газеты подчеркнули, что послание японскому премьер-министру, несомненно, свидетельствует о том, что советское руководство придает большое значение отношениям с Японией1.

1 (См. Асахи. - 1985. - 14 сент.; Майнити. - 1985. - 14 сент.; Токио симбун. - 1984. - 14 сент.)

Советское правительство осуществляет последовательную, активную внешнеполитическую линию, проявляя твердость в отстаивании принципиальных позиций и в то же время гибкость, готовность к взаимоприемлемым компромиссам с целью наладить диалог и достичь взаимопонимания. В свою очередь, стремление Японии привести свою политическую роль в мире в соответствие с ее мощным экономическим потенциалом, повысить свое влияние на международной арене объективно подталкивает ее к расширению международных связей, в частности к развитию отношений с Советским Союзом. Эти факторы в известной степени обусловили активизацию советско-японских контактов.

После восьмилетнего перерыва в обмене визитами и проведении всесторонних политических переговоров в январе 1986 года состоялся официальный визит в Японию члена Политбюро ЦК КПСС, министра иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе. В ходе встречи с премьер-министром Японии Я. Накасонэ и переговоров с министром иностранных дел С. Абэ были обсуждены вопросы советско-японских отношений и ключевые международные проблемы, включая обеспечение мира и разоружение, а также некоторые региональные проблемы. Учитывая пожелание Я. Накасонэ, ему было передано приглашение посетить Советский Союз с официальным визитом. Глава японского правительства подтвердил переданное ранее приглашение М. С. Горбачеву посетить Японию. Таким образом, наметилось возобновление политического диалога на высшем уровне, что имело бы важное значение для развития советско-японских отношений. В совместном советско-японском коммюнике было подтверждено согласие на проведение и в дальнейшем регулярных консультаций - не реже одного раза в год - на уровне министров иностранных дел: было условлено, что С. Абэ посетит СССР с официальным визитом в 1986 году, а Э. А. Шеварднадзе - Японию в 1987 году. Таким образом, получила закрепление система проведения регулярных консультаций глав внешнеполитических ведомств. Была одобрена и практика консультаций на уровне заместителей министров, заведующих отделами и экспертов.

Одно из центральных мест на переговорах заняло обсуждение выдвинутых в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева от 15 января 1986 г. крупных внешнеполитических инициатив, открывающих реальный путь к ликвидации ядерного и других видов оружия массового уничтожения к концу нынешнего столетия. Э. А. Шеварднадзе выразил надежду, что Япония внесет свой вклад в усилия, направленные на снижение угрозы ядерной войны, свертывание гонки вооружений, упрочение мира для всех народов в условиях безопасности и доверия.

Министр иностранных дел СССР изложил позицию Советского правительства относительно советских ракет в восточной части страны. Он отметил готовность СССР к замораживанию их числа, подчеркнув, что их уровень "прямо обусловливается военно-стратегической обстановкой в этом регионе. Будет здесь уменьшаться число ядерных средств, которым противостоят наши ракеты, - меньше останется их у нас на востоке... Из самой сути нашего предложения вытекает: здесь ядерного оружия не будет"1.

1 (Правда. - 1986. - 17 янв.)

Развернутые разъяснения, данные советским министром, были восприняты японскими партнерами с большим интересом, и первая их официальная реакция была в целом положительной. Руководители Японии высоко оценили стремление советского руководства найти пути решения наиболее актуальной проблемы современности - полной ликвидации ядерного, химического и других видов оружия массового уничтожения. Они отметили масштабность предложений СССР, их конкретность. Однако, оглядываясь на позицию американской администрации, японское руководство заявило о поддержке так называемого "глобального подхода" к ядерному разоружению, который в американской интерпретации означает попытки найти, возможно, больше оговорок, направленных на то, чтобы уклониться от реального осуществления ядерного разоружения.

Советские инициативы получили большой позитивный отклик среди КПЯ, СПЯ, Комэйто, всей демократической общественности страны.

В ходе обмена мнениями большое внимание было уделено проблемам обеспечения азиатской безопасности. Однако японская сторона не отошла от прежних, в своей основе проамериканских, позиций. Делались заявления о "наращивании" советских вооруженных сил в Азии, что, мол, негативно влияет на обстановку в регионе (при этом умалчивался действительный рост военного потенциала США, в первую очередь ракетно-ядерного), ставилась под сомнение советская идея комплексного подхода к проблеме обеспечения безопасности в Азии и т. д. В этом сказывалась сильная зависимость политики правящих кругов Японии от курса американского правительства в азиатско-тихоокеанском регионе. Вместе с тем на переговорах явно выявилось стремление Токио активизировать свою дипломатию в данном районе планеты. В итоге была достигнута договоренность о проведении двусторонних консультаций по вопросам, связанным с положением в Азии1.

1 (См. Проблемы Дальнего Востока. - 1986. - № 2. - С. 45.)

Касаясь развития двусторонних отношений, японская сторона вновь подняла искусственно раздуваемый "территориальный вопрос", утверждая, что для установления дружественных отношений между двумя странами необходим мирный договор, заключенный на основе удовлетворения незаконных притязаний Японии на южную часть Курильских островов. Японские руководители при этом отмечали, что они якобы понимают невозможность решения "территориального вопроса" сейчас же, но считают важным продолжать его обсуждение1.

1 (Там же)

В ходе переговоров советская сторона твердо придерживалась принципиальной позиции в этом вопросе. В коммюнике было включено положение о продолжении переговоров по мирному договору в соответствии с договоренностью, зафиксированной в совместном советско-японском заявлении от 10 октября 1973 г. "Министры, - отмечалось в документе, - провели переговоры, касающиеся заключения советско-японского мирного договора, включая вопросы, которые могли бы составлять его содержание"1.

1 (Правда. - 1986. - 20 янв. Министр иностранных дел Японии С. Абэ попытался дать искаженную трактовку этого пункта, заявив о согласии СССР обсудить "территориальный вопрос". Представитель МИД СССР на пресс-конференции 13 февраля 1986 г. подчеркнул в связи с высказываниями некоторых официальных лиц и органов печати Японии, что позиция СССР не изменилась. "Существующие границы между нашими двумя государствами - это исторический факт. Советский Союз исходит из принципа нерушимости границ" (Правда. - 1986. - 14 февр.).)

На переговорах в Токио был дан новый "старт" двустороннему экономическому сотрудничеству. Э. А. Шеварднадзе и С. Абэ подписали соглашение о товарообороте и платежах на 1985 - 1990 годы и конвенцию об избежание двойного налогообложения в отношении налогов на доходы. Была достигнута договоренность о проведении в Москве в 1986 году X совместного совещания по экономическим вопросам1. Стороны высказались в пользу конструктивного обсуждения всех проблем, связанных с выполнением соглашений по рыболовству2. Заметим, что японские рыбопромышленники допустили нарушение рыболовных соглашений, заключенных в 1984 - 1985 годах, не была реализована договоренность о заходе советских рыболовных судов в порт Онахама.

1 (Совещание советско-японского и японо-советского комитетов по экономическому сотрудничеству состоялось в апреле 1986 года. Советская сторона выдвинула ряд предложений: освоение лесных ресурсов вдоль трассы БАМ, разработка месторождений асбеста и др. Состоялся обмен мнениями по проблемам реконструкции ряда предприятий, построенных в свое время с участием японских фирм, заключения четвертого Генерального соглашения по лесу и т. п.)

2 (В 1985 году японские рыбаки выловили всего 12 млн. т рыбопродуктов. Значительную долю этих уловов (до 20%) они добыли в северной части Тихого океана.)

Япония с 1980 года уклонялась от проведения заседаний межправительственной советско-японской комиссии по научно-техническому сотрудничеству. В результате переговоров стороны договорились созвать в течение 1986 года III сессию комиссии. Отметив прогресс на переговорах (они были возобновлены в 1984 г.) о заключении соглашения о культурных связях, они выразили стремление способствовать их скорейшему завершению. Министры обменялись документами о продлении срока действия обменных писем о контактах в области культуры от 27 января 1982 г. и др.

В итоговом коммюнике было подчеркнуто, что развитие отношений между СССР и Японией не только отвечает общим интересам народов обеих стран, но и явится большим вкладом в дело мира и стабильности в Азии и во всем мире. Оценивая итоги переговоров, Э. А. Шеварднадзе подчеркнул, что положительным является сам факт возобновления политического диалога, который, как было условлено, будет продолжен. "Мы лучше представляем позиции друг друга, причем по самому широкому кругу вопросов. В этом смысле также был сделан шаг вперед"1, - заявил он. На заседании Политбюро ЦК КПСС 30 января 1986 г. было отмечено, что итоги визита "создают благоприятные условия для продвижения советско-японских связей в лучшую сторону"2. Японская общественность также высоко оценила итоги переговоров. Ведущие японские газеты, например, сопроводили коммюнике следующими заголовками: "Новая глава в японо-советских отношениях", "Импульс для разрядки в Азии" и т. п.

1 (Правда. - 1986. - 20 янв.)

2 (Правда. - 1986. - 31 янв.)

Советский Союз предпринимает активные усилия к тому, чтобы вывести советско-японские отношения на широкую дорогу взаимовыгодного сотрудничества во всех областях. Обмен личными посланиями между руководителями СССР и Японии, имевший место в сентябре - октябре 1985 года и в январе - феврале 1986 года, обмен парламентскими делегациями, визиты государственных деятелей, ученых и деятелей науки двух стран свидетельствуют о том, что лед начал таять. Но все это еще не привело к сотрудничеству по важнейшим проблемам современности - проблемам защиты мира, прекращения гонки вооружений и ослабления международной напряженности.

В конце мая 1986 года состоялся официальный визит министра иностранных дел Японии С. Абэ в Советский Союз. С. Абэ был принят Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым и провел переговоры с министром иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе. Был рассмотрен широкий круг международных проблем и вопросов двусторонних отношений.

В ходе беседы с С. Абэ М. С. Горбачев подчеркнул, что Советский Союз принял принципиальное политическое решение использовать все возможности для развития и улучшения отношений с Японией вне зависимости от ее связей с другими странами. При этом было сказано, что эти отношения могут успешно строиться только на основе взаимности, притом понимании, что никто не будет посягать на итоги второй мировой войны и нерушимость границ. Такой подход советской стороны обеспечил деловой и содержательный характер встреч и переговоров. Абэ признал "огромную роль советского руководства в деле обеспечения мира и международной стабильности".

В ходе переговоров были выявлены и точки соприкосновения, и моменты несогласия. При обсуждении кардинальных вопросов ограничения вооружений и разоружения, в частности в области ядерных ракет средней дальности, С. Абэ высказался в духе "глобального подхода" в американской трактовке. М. С. Горбачев выразил удивление, что Советскому Союзу настойчиво советуют ликвидировать ракеты средней дальности в восточной части страны, в то время как от американцев не требуют уничтожения соответствующего ядерного оружия, нацеленного на СССР с территории Японии и из ее прибрежных вод1. Сдержанную, по существу проамериканскую, позицию занял японский министр и в отношении важнейших предложений СССР об уничтожении ядерного и химического оружия к концу нынешнего столетия. С. Абэ при этом ссылался на то, что Япония - неядерная держава и что она соблюдает "три неядерных принципа".

1 (Правда. - 1986. - 31 мая.)

С советской стороны было выдвинуто предложение начать широкий обмен мнениями по вопросам налаживания равноправного, взаимовыгодного и устойчивого торгово-экономического, научного и культурного сотрудничества стран азиатско-тихоокеанского региона1. Однако японский министр занял сдержанную позицию в отношении этого предложения Советского правительства. Генеральный секретарь ЦК КПСС выразил серьезную озабоченность намерением японского руководства подключить потенциал своей страны к американским планам "звездных войн", что не может не сказаться на оценке внешнеполитических намерений Японии и на советско-японских отношениях.

1 (Предложения о комплексном подходе к проблеме безопасности в Азии были выдвинуты М. С. Горбачевым в мае - июне 1985 года во время переговоров с индийской и вьетнамской делегациями и в Заявлении Советского правительства от 23 апреля 1986 г.)

При обсуждении вопросов двусторонних отношений линия на углубление и расширение политического диалога получила дальнейшее развитие. Как было отмечено в совместном коммюнике, стороны согласились с тем, что расширение двустороннего диалога по международным проблемам будет способствовать укреплению позитивных тенденций в развитии обстановки в мире. Была подтверждена желательность организации встречи на высшем уровне. С. Абэ подтвердил переданное ранее премьер-министром Японии Я. Накасонэ приглашение М. С. Горбачеву посетить Японию с официальным визитом, а советская сторона подтвердила приглашение премьер-министру Японии посетить Советский Союз.

Была признана полезность и целесообразность регулярных консультаций министров иностранных дел и подтверждено согласие и в дальнейшем проводить их, по крайней мере, один раз в год поочередно в Москве и Токио. Министры позитивно оценили практику ежегодных консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел и между министерствами иностранных дел СССР и Японии по международным проблемам. Министры продолжили переговоры, касающиеся заключения советско-японского мирного договора, включая вопросы, которые могли бы составить его содержание. Было договорено продолжить переговоры во время следующей консультативной встречи.

Опираясь на результаты состоявшихся советско-японских межправительственных консультаций и X совещания советско-японского и японо-советского комитетов по экономическому сотрудничеству в 1986 году, обе стороны выразили намерение содействовать дальнейшему расширению торгово-экономических отношений между СССР и Японией, умножить усилия с целью поиска новых форм сотрудничества, выдвинутых в ходе работы указанного совещания. Была подтверждена договоренность о созыве в 1986 году III сессии советско-японской межправительственной комиссии по научно-техническому сотрудничеству. Заявлено о намерении прилагать усилия для успешного выполнения соглашений в области рыболовства.

Впервые в истории отношений двух стран после многолетних переговоров было подписано соглашение о культурных связях. Было высказано понимание необходимости сотрудничества сторон в том, чтобы связи на основе данного соглашения получили дальнейшее развитие по нарастающей линии в соответствии с принципом взаимности. В совместном советско-японском коммюнике была подчеркнута необходимость "усилий в целях поддержания и укрепления мира". Министры высказались "в пользу скорейшего достижения договоренностей на различных переговорах по ограничению вооружений и разоружению в области ядерных и обычных вооружений".

Подводя итоги переговоров М. С. Горбачева и Э. А. Шеварднадзе с С. Абэ, Политбюро ЦК КПСС подчеркнуло обоюдную заинтересованность в поступательном развитии советско-японских отношений на благо народов обеих стран, обеспечении безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе. Вместе с тем было отмечено, что, выступая за мирный договор с Японией, Советский Союз - против того, чтобы отягощать его подготовку проблемами, которые решены по результатам второй мировой войны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"