Подарок с подвохом: 392-летнее дерево-бонсай, подаренное Японией Америке, было свидетелем взрыва в Хиросиме

Водяные драконы. Водопады в Японии

Японская «перестройка» XIX века: как император Мэйдзи ломал вековые устои и традиции

Японское солнце восходит для мигрантов

10 малоизвестных фактов о самураях, которые умалчивают в литературе и кино


предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Национальные интересы" Японии и Советский Союз

Политика, которую осуществляет японская монополистическая буржуазия на мировой арене, ставит перед ней серьезные проблемы: как обеспечить "тыл" этой политики, добиться мобилизации людских, материальных и финансовых ресурсов общества для реализации узкоклассовых интересов? По мере роста масштабов международной деятельности Японии этот "внутренний" аспект внешней политики приобретал все более важное значение для правящего класса страны.

Одним из важнейших идеологических и политических средств, широко применяемых монополистической буржуазией Японии для создания массовой поддержки своей внешней политики, является навязывание различным слоям населения своих корыстных интересов в качестве всеобщих, "национальных". На сознание многих японцев, а видение ими интересов страны в мире, на их отношение к политике правящих кругов в большой степени влияет активнейшая деятельность буржуазного пропагандистского аппарата, разветвленной системы органов массовой информации, подконтрольных господствующему классу.

В первые послевоенные годы в среде правящего класса Японии не существовали сколько-нибудь серьезные расхождения в трактовке внешнеполитических интересов страны, промежуточных целей и средств их достижения. Основной в условиях поражения и оккупации Японии была концепция сохранения "национального государственного строя".

"Национальный государственный строй" Японии - это крайне растяжимое понятие, в которое в разные исторические моменты вкладывалось самое различное содержание. Сущность его состоит в утверждении "божественного" характера власти императора и единства императора и всего народа. Буржуазные идеологи и представители правящей олигархии Японии старались доказать, что "установление демократических порядков... не только не противоречит основе "национального государственного строя", но, напротив, благодаря им яснее выступит исконная сущность этого строя"1. На базе концепции "национального государственного строя" сложился консенсус - внешнеполитическая и внутриполитическая платформа, вокруг которой объединились консервативная и большая часть умеренно либеральных группировок господствующего класса. Этот консенсус просуществовал более десятилетия, до конца 50-х годов.

1 (См. Сигемицу М. Сёва-но доран. - Токио, 1952. - С. 121.)

Упрочение мировой социалистической системы во второй половине 50-х годов, значительное укрепление обороноспособности социалистических стран, рост их сплоченности привели к краху планов империализма США по "отбрасыванию коммунизма", продемонстрировали правящим кругам Японии несостоятельность и растущую опасность милитаристских доктрин Вашингтона. Японская политическая мысль и пропаганда сделали основной упор на концепцию восстановления позиций Японии на международной арене. Рекламирование этой концепции в качестве "национальной" особенно активно осуществлялось либерально-демократической партией в ходе предвыборной кампании в период острой борьбы вокруг "договора о сотрудничестве и безопасности" с США в 1960 году.

Карибский кризис, начало американской агрессии во Вьетнаме, а также обострение внутренних социально-экономических и политических противоречий в стране ускорили осознание частью либеральных буржуазных кругов бесперспективности и опасности для Японии и всего западного мира продолжения политики "холодной войны". В середине 60-х годов в Японии, как и в Соединенных Штатах, начала складываться либеральная оппозиция агрессивному курсу администрации США и политике следовавшего за ним японского правительства. Что касается оппозиции, опиравшейся на КПЯ, социалистическую партию и профсоюзы (Сохио), то она выдвигала в качестве задач, отвечающих национальным интересам страны, уменьшение опасности возникновения термоядерной войны, улучшение отношений с СССР, ослабление военных обязательств Японии по договору с США, переход на позиции невооруженного нейтралитета.

С середины 70-х годов в изменившихся международных и внутриполитических условиях правящие круги Японии предпринимали попытки выработать новую общеклассовую внешнеполитическую платформу и навязать ее японскому народу с целью восстановления массовой базы своей внешней политики. В основу этой платформы была положена идея укрепления вооруженных сил для обеспечения независимости и безопасности страны.

Стремясь подготовить общественное мнение к наращиванию военной мощи Японии в рамках военно-политического союза с США, японские правящие круги ссылались на изменения, происшедшие в международной обстановке и якобы усилившие "угрозу" безопасности страны. К числу таких изменений в Токио относили вынужденный уход США из Индокитая, декларируемое Вашингтоном намерение сократить контингент американских вооруженных сил в Южной Корее, перемещение центра тяжести стратегии США из Азии в Европу и на Ближний Восток, обострение экономических противоречий Японии с США, странами ЕЭС, введение рядом государств 200-мильных экономических зон и др. Все эти разные по своей сути явления преподносились правительственной пропагандой как начало "новой эпохи" в международных отношениях, требующих усиления обороны Японии. Широко использовалась в пропагандистских целях и злонамеренная шумиха об "усилении вооруженных сил СССР" на Дальнем Востоке.

Постоянная и целенаправленная обработка японцев средствами массовой информации, происшедшая смена поколений (большинство нынешнего населения Японии - это послевоенное поколение, не испытавшее трагедии второй мировой войны), рост националистических настроений под влиянием милитаристской пропаганды, некоторое ослабление боевитости антивоенного движения (в середине 70-х гг.), изменение позиций ряда оппозиционных партий сыграли определенную роль в перемене общественного мнения страны. Возникла основа для достижения своего рода консенсуса среди группировок правящего класса и их сторонников из числа отсталых слоев крестьянства и части рабочих в вопросах сохранения японо-американского военного союза и наращивания "сил самообороны" Японии.

Провозглашенный правительством Э. Сато в начале 70-х годов курс на приведение политической роли Японии в международных делах в соответствие с ее возросшей экономической мощью получил свое дальнейшее развитие во второй половине 70-х годов. Новым в разрабатываемой концепции "национальных интересов" являлось вынужденное включение в нее в качестве целей высокого порядка необходимости сохранения мира и предотвращения термоядерной войны и в этой связи - недопущения обострения отношений с СССР, обеспечения страны энергетическими ресурсами (имелись в виду внешние источники), свободного доступа к мировым источникам сырья (Мировой океан и др.), сохранения окружающей среды, поступательного развития мировой капиталистической экономики.

К концу 70-х годов правящим кругам Японии в известной мере удалось сформировать общенациональную платформу для проведения своей внешней политики. Однако нельзя было не видеть и того, что дискредитация мифов о наступлении эры "общества потребления" вследствие самых сильных за послевоенный период экономических потрясений 1974 - 1975 годов и 1979 - 1982 годов, продолжавшаяся инфляция и безработица, скандалы с подкупами премьер-министра Танака и других буржуазных деятелей, бесчисленные факты коррупции и разложения правящих кругов привели к утрате доверия к любым программам, выдвигаемым консерваторами.

В этих условиях правящие круги, особенно при правительствах Т. Мики (1974 - 1976 гг.) и Т. Фукуда (1976 - 1978 гг.), пытались "перекрыть" расхождение между интересами монополистического капитала и устремлениями широких масс, в частности с помощью так называемой "моральной политики". Используя лозунг "возрождения принципов морали во внешней и внутренней политике", японская буржуазия, подражая американцам, стремилась так сформулировать обновленную концепцию "национальных интересов", чтобы закамуфлировать ее классовую сущность, направить социальную энергию мелкобуржуазных и близких к ним по идеологии слоев населения на поддержку политики господствующего класса как внутри, так и вне страны.

Попытки правящих кругов Японии воссоздать массовую базу империалистической политики нельзя считать заведомо обреченными на неудачу, особенно если учесть специфические мелкобуржуазные черты массового сознания в Японии, а также значительный опыт искусного социального маневрирования, накопленный монополистической буржуазией и ее сторонниками из числа правящей бюрократии, деревенской верхушки и рабочей аристократии. Однако в самой Японии и вне ее существуют ряд факторов, препятствующих реализации планов реакции, направленных на возрождение политики "холодной войны", ее расчетов добиться поддержки этого курса со стороны народа. К числу этих факторов следует отнести усиление политических группировок, которые выступают за сохранение политики разрядки, стремление многих японцев к мирным отношениям с СССР.

Обострение международной напряженности с конца 70-х годов, усиление угрозы возникновения ядерной войны вследствие агрессивной политики американской администрации, планы размещения американских крылатых ракет в Японии способствовали активизации антивоенных и антиядерных настроений среди японской общественности. Поднялась новая волна выступлений миролюбивых сил, что не могут не учитывать правящая партия, господствующий класс.

Весьма важным фактором, который способствует расширению числа сторонников добрососедства с СССР и разрядки, является, безусловно, целеустремленная миролюбивая политика Советского Союза.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"