предыдущая главасодержаниеследующая глава

Возобновление переговоров

Японские рыбопромышленники, заинтересованные в промысле в северо-западной части Тихого океана, и деловые круги, надеявшиеся на поставки из СССР сырья и на предоставление возможности сбыть ему некоторые товары, активно выступали за возобновление переговоров с СССР о нормализации двусторонних отношений. Все более настойчиво требовали конкретных шагов в отношении СССР и широкие слои японского народа. В этом движении, по существу, принимали участие все демократические партии и организации. Особенно активную роль в нем играли Коммунистическая и Социалистическая партии Японии.

Правительство ввиду предстоявших в июле 1956 года парламентских выборов проявляло беспокойство в связи с критикой со стороны оппозиционных партий, справедливо упрекающих его в невыполнении обещаний о восстановлении дипломатических отношений с СССР. Критиковали правительство и буржуазные газеты, а также деловые круги, понимавшие, что политика затягивания переговоров бессмысленна и вредна для интересов страны.

На политическую атмосферу в Токио не могло не оказать влияние и общее улучшение международной обстановки вследствие активных шагов СССР по смягчению международной напряженности, приведших в 1954 году к прекращению войны в Индокитае, созыву Женевского совещания глав четырех государств и т. д.

Советское правительство еще раз показало пример дружелюбия и добрососедских отношений: оно сочло возможным удовлетворить пожелания японских рыбаков о разрешении лова лососевых в путину 1956 года, не ожидая вступления в силу мирного договора или восстановления дипломатических отношений между СССР и Японией, как это предусматривалось Конвенцией о рыболовстве. Этот шаг способствовал росту симпатий японского народа к Советскому государству.

Переговоры возобновились 31 июля в Москве. Они открылись в более благоприятных условиях. Положительный исход переговоров по рыболовству показал, что реалистический подход к делу и наличие доброй воли позволяют успешно решать неурегулированные вопросы. Выступление главы японской делегации Сигемицу первоначально создало впечатление, будто японская сторона намерена занять конструктивную позицию. Сигемицу подтвердил, что стороны не должны пренебрегать уже проделанной работой и той договоренностью по одиннадцати статьям, которая была достигнута в результате 23 заседаний, проведенных в Лондоне. Далее Сигемицу предложил новую редакцию статьи о торговле, которая не была еще согласована.

Японская редакция предусматривала согласие сторон "вступить в переговоры о заключении договоров и соглашений для того, чтобы поставить на прочную и дружескую основу их отношения в области торговли и торгового мореплавания". Предусматривалось взаимное предоставление режима наибольшего благоприятствования в отношении таможенных пошлин и сборов, а также в отношении судов в портах. Японский министр внес некоторые изменения в уже согласованные статьи: дополнить статью о прекращении состояния войны положением о восстановлении дипломатических и консульских отношений; дать статью о приеме Японии в ООН в японской редакции; исключить из договора упоминание об урегулировании вопроса о рыболовстве, учитывая уже состоявшееся подписание рыболовной конвенции. Для решения этих вопросов, не носивших принципиальный характер, не требовалось больших усилий и долгих дискуссии. Однако во второй части своего выступления Сигемицу повел себя так, словно не было длительных переговоров в Лондоне и, словно ему была неизвестна позиция Советского правительства.

В ходе переговоров советская делегация внесла конкретные предложения по вопросу о развитии торговли с Японией. Советское правительство заявило о готовности разместить в Японии заказы на торговые и промысловые суда, плавучие краны, железнодорожный подвижной состав, промышленное и другое оборудование, а также закупить ряд товаров широкого потребления. В то же время Советский Союз предложил поставлять в Японию такие товары, как лес, уголь, марганцевую и хромовую руду, нефть и нефтепродукты, хлопок, зерно и т. д. Предложения советской стороны создавали базу для расширения товарооборота между двумя странами в ближайшие пять лет до суммы в 1 млрд. руб. в год. Однако японская делегация оставила без внимания советские предложения. 10 августа состоялась встреча Сигемицу с руководителями Советского правительства. Позиция СССР оставалась неизменной.

Сигемицу сообщил в Токио о ходе переговоров, предложив временно прекратить их, сославшись на необходимость своего участия в конференции в Лондоне по суэцкому вопросу, которая открылась 16 августа. Вместе с тем Сигемицу рекомендовал пойти на заключение мирного договора на условиях, предложенных Советским Союзом1. Политическая обстановка в Японии вынуждала Сигемицу добиваться подписания японо-советского мирного договора. Он стремился к этому и из личных соображений, так как вместе с Хатояма являлся инициатором нормализации отношений с СССР. Между тем прошло почти два года его пребывания на посту министра иностранных дел, а результатов достигнуто не было.

1 (Об этом четыре года спустя рассказал один из ведущих членов правительства Хатояма и будущий премьер-министр Т. Исибаси (Майнити. - 1960. - 9 марта).)

Против мирного договора с СССР в рядах правящей партии по-прежнему решительно выступала проамериканская группа Иосида, которая располагала в парламенте 70 мандатами. Хотя эта группа по численности и не была очень большой, она пользовалась значительным влиянием из-за поддержки США и связанных с ними монополистических кругов. Сигемицу опасался нападок с их стороны.

Не преминула вновь вмешаться в советско-японские переговоры и американская дипломатия. 13 августа 1956 г. заместитель помощника государственного секретаря США Себолд пригласил японского посла в Вашингтоне Сима для обсуждения вопроса о применении статьи 26 Сан-Францисского договора в связи с советско-японскими переговорами. Статья 26 Сан-Францисского договора предусматривала обязательство Японии в отношении стран, воевавших против нее, "заключить двусторонний мирный договор на тех же или в основном на тех же условиях, которые предусмотрены в настоящем Договоре, но это обязательство со стороны Японии истечет через три года после первого вступления в силу настоящего Договора. В случае если Япония договорится о мирном урегулировании или об урегулировании военных претензий с каким-либо государством, предоставляющим этому государству большие преимущества, чем те, которые предусмотрены настоящим Договором, те же самые преимущества будут распространены на стороны настоящего Договора"1.

1 (Сборник документов и материалов по Японии. 1951 - 1954. - М., 1955. - С. 104.)

Не ограничиваясь этим, государственный секретарь США Даллес, находившийся в Лондоне на конференции по вопросу о Суэцком канале, трижды встречался с японским министром иностранных дел Сигемицу. Даллес заявил, что в случае, если по мирному договору с СССР Япония согласится признать Южный Сахалин и Курильские острова владениями Советского Союза, Соединенные Штаты навечно сохранят за собой острова Рюкю. Во время третьей встречи Даллес потребовал от японского министра отказа от соглашения с Советским Союзом. Даллес рассматривал мирное урегулирование на базе прежних международных соглашений как "нарушение" статьи 26 Сан-Францисского договора, именуя это предоставлением Советскому Союзу более благоприятных условий, нежели странам - участницам договора.

Не столько исходя из намерения поддержать японскую позицию, сколько стремясь помешать урегулированию советско-японских отношений и выходу Японии на путь независимой политики, госдепартамент США направил 7 сентября 1956 г. японскому правительству памятную записку, в которой была сделана попытка одобрить территориальные претензии Японии к Советскому Союзу. В этих целях американская дипломатия не остановилась даже перед искажением международных соглашений, под которыми стояла подпись Соединенных Штатов1. Однако тенденциозный пересмотр американской позиции спустя 11 лет, по существу, ничего не менял: оставалась 1 силе статья 2 Сан-Францисского мирного договора, согласно которой Япония отказывалась от всех прав, правооснований и претензий на все Курильские острова.

1 (См. Ministry of Foreign Affairs. Press Releases. Jan. I, 1956 - Dec. 1956. - Tokyo, 1957. - P. 47.)

Враждебные Хатояма группировки в правящей партии использовали американское давление для усиления борьбы против линии правительства. Они потребовали передачи вопроса о принадлежности Южного Сахалина и Курильских островов на рассмотрение международной конференции держав - участниц Сан-Францисского договора. Иной была реакция японской общественности. Американский нажим вызвал недовольство в различных слоях населения. Даже некоторые депутаты парламента от правящей партии выступили с возражениями против неприкрытого вмешательства американской дипломатии во внутренние дела Японии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"