Подарок с подвохом: 392-летнее дерево-бонсай, подаренное Японией Америке, было свидетелем взрыва в Хиросиме

Водяные драконы. Водопады в Японии

Японская «перестройка» XIX века: как император Мэйдзи ломал вековые устои и традиции

Японское солнце восходит для мигрантов

10 малоизвестных фактов о самураях, которые умалчивают в литературе и кино


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава I. Восстановление советско-японских дипломатических отношений

Проблема мирного урегулирования с Японией

Послевоенное экономическое и политическое развитие в мире внесло коренные изменения в жизнь народов и международную обстановку не только в Европе, но и на Дальнем Востоке. Разгром милитаристской Японии явился поражением ударного отряда мировой реакции в этом регионе, активно выступавшего против Советского Союза и национально-освободительного движения в Азии.

Решающая роль, которую сыграл Советский Союз в разгроме Японии, оказала огромное влияние на характер дальнейшего развития народов Азии. Японская колониальная империя развалилась: японские захватчики были изгнаны из Китая, бесславно закончилось их господство в Корее и на Тайване. Широкий размах приобрело освободительное движение в Китае, других странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Военно-стратегические опорные пункты японского империализма на Курильских островах и Южном Сахалине были ликвидированы. Советский Союз восстановил свои права на эти территории, укрепил свое положение великой тихоокеанской державы. Складывались благоприятные условия для мирного урегулирования, способного обеспечить прочный мир на Дальнем Востоке. Превращение Японии в демократическое государство было одним из важных условий решения этой задачи.

Советское государство считало, что победа над Японией должна быть закреплена как путем демилитаризации и демократизации страны, так и путем заключения мирного договора. Такой договор обеспечил бы независимое развитие страны, возродил бы ее экономику, внешнеторговые связи и исключил бы в будущем проведение Японией агрессивной политики. Политическая линия Советского правительства соответствовала принципам мирного урегулирования, выработанным на Крымской (Ялтинской) и Берлинской (Потсдамской) конференциях.

Однако справедливому решению дальневосточных проблем препятствовала политика правящих кругов империалистических держав, в первую очередь Соединенных Штатов. В своих действиях правительство США исходило из того, чтобы, во-первых, не допустить укрепления позиций Советского государства в районе Тихого океана, во-вторых, оттеснить старые колониальные державы - Англию, Францию, Голландию и, в-третьих, установить единоличный контроль над основными источниками сырья и рынками стран Восточной и Юго-Восточной Азии. Американский империализм стремился утвердить капиталистический строй в Японии, воспрепятствовать развитию крупнейшей индустриальной державы Восточной Азии по прогрессивному пути, превратить Японию в опору своего влияния на Дальнем Востоке и на Тихом океане. Проамерикански настроенное японское правительство С. Иосида изъявило готовность подписать любой договор, угодный Вашингтону.

В сентябре 1951 года в Сан-Франциско была созвана конференция для подписания мирного договора с Японией, разработанного США и Англией в обход СССР. Конференция была призвана лишь оформить закулисный сговор правительства США с правящими кругами Англии и Японии. В проекте договора не учитывались предложения Советского Союза, переданные ранее правительству США. Не были приняты и замечания других стран, в частности Бирмы, Индонезии и Филиппин. На конференцию не были приглашены Китай, КНДР, МНР, ДРВ. От участия в ее работе отказались такие крупные азиатские государства, как Индия и Бирма, являвшиеся жертвами японской агрессии. Зато были представлены все латиноамериканские государства, а также Люксембург, Греция и другие страны, не воевавшие против Японии.

Советское правительство согласилось участвовать в конференции для того, чтобы, изложив позицию СССР, способствовать заключению подлинно демократического мирного договора. Выступая в защиту независимости Японии, советская делегация предлагала вывести с японской территории вооруженные силы союзных держав не позже чем через 90 дней со дня вступления в силу договора; добавить новые статьи, возлагавшие на правительство Японии обязательства устранить все препятствия к возрождению и укреплению демократических традиций в стране, не вступать ни в какие коалиции или военные союзы, направленные против какой-либо державы, принимавшей участие в войне против Японии, строго ограничить вооруженные силы и т. п. Однако требования Советского Союза и других стран не были учтены. СССР, Польша и Чехословакия не подписали мирного договора. Этот договор не прекращал состояния войны между Японией, с одной стороны, и Советским Союзом, Китаем, Индией, Бирмой, МНР и другими государствами с общим населением более чем миллиард человек - с другой.

Японское правительство, подписав, а затем, ратифицировав договор, отказалось от всех претензий на Южный Сахалин и Курильские острова. В статье 2 договора указывалось: "Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года"1.

1 (American Foreign Policy. 1950 - 1955. Basic Documents. - Vol. I. - Wash., 1957. - P. 426.)

8 сентября 1951 г. через несколько часов после подписания Сан-Францисского мирного договора был оформлен американо-японский "договор безопасности". В соответствии с ним США получили "право размещать наземные, воздушные и морские силы в Японии и вблизи нее", которые "могут быть использованы" для "поддержания международного мира и безопасности на Дальнем Востоке", а также для "подавления крупных внутренних бунтов и беспорядков в Японии"1. 28 февраля 1952 г. было подписано административное соглашение между Японией и США, которое вступило в силу 28 апреля одновременно с "договором безопасности". Соглашение предусматривало право американских военнослужащих пользоваться всеми занятыми ими объектами, в любое время свободно передвигаться по Японии и т. п. Военные базы, средства связи, коммунальные предприятия предоставлялись США на безвозмездной основе. Этими актами фактически закреплялась американская оккупация Японии, ее положение военно-стратегического плацдарма США на Дальнем Востоке.

1 (Ibid. - P. 885 - 886.)

Японские правящие круги, подписавшие "договор безопасности", пошли на это в надежде получить американскую поддержку в борьбе против выступлений собственного народа. Немалое значение имело и намерение помешать растущему влиянию стран социализма, противодействовать ширящемуся национально-освободительному движению народов Азии. Правительство Иосида в своей внешнеполитической практике полностью ориентировалось на США, отказываясь от урегулирования отношений с СССР и другими социалистическими государствами. Однако дальнейшее развитие международной обстановки показало всю несостоятельность подобной политики. Международный авторитет СССР неуклонно возрастал, национально-освободительное движение в Азии и других районах мира усиливалось.

После начала войны в Корее (1950 г.) и вступления в силу Сан-Францисского договора правительство Японии запретило своим фирмам вступать в контакты с советскими организациями, что привело к резкому сокращению товарооборота между двумя странами. Товарооборот СССР с Японией к 1950 году достиг 18,8 млн. руб., а в 1951 году упал до 0,1 млн. руб. Во второй половине 1952 года под давлением японских деловых кругов ограничения, введенные на торговлю с СССР, были ослаблены, что привело к ее некоторому оживлению. В 1955 году объем советско-японской торговли составил 16,1 млн. руб. (8,7 млн. - импорт и 7,4 млн. - экспорт). Однако японские власти продолжали всячески тормозить развитие экономических связей. Так, например, в 1954 году советские внешнеторговые организации и японские фирмы заключили предварительные контракты на сумму 150 млн. руб., но японское правительство не выдало лицензий на осуществление торговых сделок1.

1 (См. Внешняя торговля СССР с капиталистическими странами. - М., 1958. - С. 228 - 229.)

Деловые круги Японии, заинтересованные в расширении торговли с СССР, требовали от правительства нормализации отношений с Советским Союзом и развития с ним экономических связей. Возник ряд организаций в целях содействия развитию советско-японской торговли. В 1952 году был создан Комитет по ускорению развития японо-советской торговли, который в 1955 году был преобразован в японо-советскую ассоциацию, объединявшую более сорока торговых, судостроительных, страховых и других компаний. В 1954 году был основан Национальный совет за урегулирование отношений с СССР и КНР.

Экономический подъем в Японии в середине 50-х годов (к 1956 г. уровень промышленного производства превысил довоенный в 2 раза) и рост японских монополий содействовали укреплению позиций тех кругов, которые выступали с требованиями отказа от односторонней, проамериканской ориентации экономических связей. Огромный дефицит внешнеторгового баланса Японии в торговле с США привел к обострению японо-американских противоречий. В послании президенту США Д. Эйзенхауэру в апреле 1955 года президент Федерации экономических организаций (Кэйданрэн) указывал, что "высокие тарифы на японские товары в США и требования их дальнейшего повышения заставят изыскивать возможности торговли с СССР и коммунистическим Китаем, как средства разрешения экспортных проблем"1.

1 (Yanaga С. Big Business in Japanese Politics. - L., 1968. - P. 267.)

Экономические трудности, возникшие в результате прекращения поставок для американских вооруженных сил (война в Корее закончилась), еще более усилили заинтересованность промышленных кругов, особенно района Кансай (Осака, Кобэ и некоторых других городов), в развитии торгово-экономических связей с СССР и другими социалистическими странами. Стремление к налаживанию таких отношений объяснялось, с одной стороны, естественным поиском перспективных новых торговых партнеров, а с другой - намерением использовать этот момент и как средство определенного давления на США.

Особую активность среди деловых кругов проявляли компании и фирмы, связанные с рыболовным промыслом. В первые послевоенные годы японское рыболовство в водах советского Дальнего Востока и северо-западной части Тихого океана, как известно, резко сократилось, что позволило советским рыбопромышленным организациям увеличить морской промысел. Если в 1941 году улов лососевых по всему району Дальнего Востока составил 148,3 тыс. т, то в 1947 году он достиг 221,3 тыс. т, а в 1951 году увеличился до 251,7 тыс. т.1. В 1952 году после вступления в силу Сан-Францисского договора Япония возобновила промысел лососевых в северо-западной части Тихого океана крупными судами-матками2, не принимая во внимание необходимость рационального использования рыбных запасов и принятия мер к их воспроизводству. Запас лососевых стал резко снижаться.

1 (См. Кутаков Л. Н. История советско-японских дипломатических отношений. - М., 1962. - С. 487.)

2 (Суда-матки - базовые корабли, обслуживающие от 10 до 30 промысловых судов.)

В 1952 году Япония направила на промысел три судна-матки с 50 промысловыми судами, в 1954 - 7 судов-маток с 203 судами, в 1955 году - 14 судов-маток с 403 судами. На 1956 год планировался выход в море 19 судов-маток с 560 промысловыми судами. Вследствие этого в 1953 году улов всех советских рыболовных организаций упал до 190,5 тыс. г, а в 1955 - до 172,4 тыс. т1. Советское правительство было вынуждено принимать меры по регулированию морского лова в этих районах. В создавшихся условиях японские рыбопромышленники усилили требования об урегулировании проблемы на правительственном уровне.

1 (См. Кутаков Л. Н. История советско-японских дипломатических отношений. - С. 487.)

Изменения внешнеполитического курса страны, установления отношений с СССР и другими социалистическими странами требовали Коммунистическая и Социалистическая партии Японии, а также связанные с ними профсоюзные и другие массовые демократические организации. Нарастающие народные выступления против антинационального внешнеполитического курса правительства С. Иосида и усиление влияния демократических партий и организаций вызвали серьезное беспокойство правящих кругов1. И в декабре 1954 года правительство Иосида было вынуждено уйти в отставку.

1 (В сентябре 1952 года Иосида - лидер либеральной, наиболее крупной и могущественной буржуазной партии, стремясь обеспечить себе прочное большинство в парламенте, распустил его. Однако на выборах в октябре 1952 года либералы потеряли 22 места, а буржуазная оппозиционная демократическая партия и другие партии (социалистическая, КПЯ, рабоче-крестьянская) получили на 20 мест больше - 115 против 95. После нового роспуска парламента проведенные в апреле 1953 года выборы опять принесли поражение правительству Иосида. Из 466 мест его партия получила 199 против 240 в 1952 году. Группа Хатояма, выступавшая с критикой политики Иосида, собрала около 3 млн. голосов. Левая и правая социалистические партии, КПЯ, рабоче-крестьянская партия и др. собрали на выборах 10,2 млн. голосов (29,5%) против 8,7 млн. (24,4%) в 1952 году. Они получили 144 места против 115 в 1952 году.)

Отставка Иосида открывала перспективы отхода Японии от откровенно проамериканского внешнеполитического курса. Дело в том, что вопросы внешней политики находятся в ведении правительства, которое заключает договоры с предварительного или последующего одобрения парламента. Оно выполняет также официальные дипломатические функции: ведет переговоры, делает заявления и т. д. Премьер-министр сосредоточивает в своих руках всю полноту исполнительной власти в стране; это предопределяет и решающее влияние главы правительства на выработку, и проведение внешнеполитического курса страны в интересах господствующего класса. Следует отметить, что пост премьер-министра в послевоенной Японии занимали в своем большинстве выходцы из крупной буржуазии или высшей бюрократии...

Согласно японской конституции, высшее представительство на международной арене является прерогативой императора, который имеет полномочия утверждать ратификационные грамоты и другие дипломатические документы, а также принимать верительные грамоты иностранных послов и посланников. Но реальной властью в определении и осуществлении внешней политики император не обладает.

В решении вопросов внешней политики Японии активное участие принимает парламент. По конституции одобрение парламента необходимо для вступления в силу международных договоров; парламент вотирует бюджет, определяя тем самым и военные ассигнования; он утверждает представленную премьер-министром правительственную программу, в том числе и в области внешней политики.

Нижняя палата парламента рассматривает бюджет и международные договоры, причем в случае задержки обсуждения этих вопросов в верхней палате или принятия верхней палатой иного решения международные договоры и бюджет вступают в силу через 30 дней после утверждения их нижней палатой. В верхней и нижней палатах парламента имеются постоянные комиссии по иностранным делам, которые предварительно обсуждают тексты договоров и соглашений, проекты решений по внешнеполитическим вопросам. Часто вопросы внешней политики обсуждаются и в бюджетных комиссиях при рассмотрении ассигнований на военные нужды и др.

Наличие в парламенте представителей демократических партий и организаций (компартия, социалистическая партия, Комэйто1 и др.) создает для буржуазного правительства Японии ряд затруднений при проведении антинародной внешней политики (участие в военных соглашениях и блоках, наращивание милитаристских приготовлений, недружественные акции в отношении СССР и других социалистических стран и т. п.), позволяет общественному мнению оказывать определенный нажим на правительство, добиваясь улучшения отношений и расширения экономических связей с СССР, поддержки выступлений советской дипломатии в пользу мира, разоружения, предотвращения ядерной войны. Публикация материалов дебатов в комиссиях (по иностранным делам и вопросам бюджета) и в ходе пленарных заседаний дает прогрессивным силам возможность разоблачать антинациональный, агрессивный характер договоров и соглашений, заключаемых правительством, обнажать курс правящих кругов на милитаризацию страны и дальнейшее сближение с американским империализмом.

1 (Комэйто (партия чистой политики) создана в 1964 году членами буддистского общества "Сока гаккай". Опирается главным образом на политически не организованных рабочих, мелких предпринимателей. Выступает как партия "среднего пути", иногда сотрудничает с СПЯ, КПЯ и другими левыми партиями.)

Представители демократических партий и организаций в парламенте в своем противодействии реакционной внешней политике буржуазного правительства опираются на положения ныне действующей конституции Японии. В преамбуле основного закона страны говорится о решимости японского народа не допустить ужасов новой войны, а в статье 9 провозглашается отказ Японии от войны на вечные времена, от угрозы или применения вооруженной силы как средства разрешения международных споров, от создания сухопутных, морских и военно-воздушных сил.

Однако возможности представителей оппозиционных партий добиться отклонения или существенного изменения предложенных на рассмотрение парламентских комиссий проектов международных договоров и внешнеполитических решений ограничены. Большинство членов и председателей комиссий, как правило, депутаты от правящей буржуазной либерально-демократической партии; члены комиссий вынуждены пользоваться информацией и консультациями секретариатов комиссий, состоящих из чиновников МИД.

Японская дипломатия, овладев искусством демагогии, тщательно скрывает свои действительные цели. Секретные переговоры и соглашения министры и представители МИД камуфлируют многочисленными туманными заявлениями в парламенте, на пресс-конференциях и в публичных выступлениях. Японская дипломатия выработала изощренные приемы для обмана общественного мнения (например, по вопросу о ввозе американцами ядерного оружия в Японию). В условиях господства в парламенте и других представительных органах буржуазных партий (либерально-демократической, нового либерального клуба и др.), использования правительством государственного аппарата, средств массовой информации правящим кругам в большинстве случаев удается проводить через парламент нужные им решения.

Повседневную дипломатическую работу в Японии, как и в других странах, осуществляет министерство иностранных дел. Пост министра иностранных дел после окончания войны в течение почти двадцати лет занимали представители довоенного государственного аппарата, на которых лежала ответственность за агрессивную внешнюю политику японского империализма: К. Сидэхара, М. Сигемицу, С. Иосида, Ц. Окадзаки, Н. Киси и др.

В последние десятилетия в связи с возросшей экономической мощью Японии, повышением активности японской дипломатии на мировой арене и усилением проникновения японских монополий в страны Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки этот пост иногда поручается прямым представителям монополий. Так, в 1957 - 1960 годах министром иностранных дел был А. Фудзияма - крупный сахарозаводчик, а министром внешней торговли - Т. Такасаки, президент Ассоциации рыбопромышленников. Непосредственное отношение к бизнесу имели министры иностранных дел Д. Косака (1960 - 1962, 1976 - 1977 гг.), Т. Куранари (с 1986 г.) и др.

Помимо министра иностранных дел внешнеполитические поручения выполняют другие члены кабинета. Так, например, И. Коно, входивший в состав ряда кабинетов (1955 - 1964 гг.) в качестве министра земледелия и лесоводства, министра реконструкции, неоднократно посещал СССР с разного рода дипломатическими поручениями, вел переговоры с советским послом в Токио и т. д. Аналогичные поручения выполнял Е. Сакураути, входивший в состав нескольких кабинетов (1964 - 1979 гг.). Он занимал посты министра внешней торговли, земледелия и лесоводства, строительства, был генеральным секретарем либерально-демократической партии (1979 - 1981 гг.). В 1981 году он возглавлял министерство иностранных дел.

В ряде случаев, когда премьер-министр сам активно занимается внешнеполитической деятельностью, как, например, X. Икэда (1960 - 1964 гг.), К Танака (1972 - 1974 гг.), Т. Фукуда (1976 - 1978 гг.), М. Охира (1978 - 1980 гг.), Я. Накасонэ (с 1982 г.), этот пост отдается представителям чиновничьей бюрократии (С. Сонода в 1978, 1982 гг., Е. Сакураути в 1981 г., С. Абэ в 1982 - 1986 гг. и др.).

Аппарат министерства иностранных дел состоит из территориальных и функциональных департаментов. Департаменты подразделяются на отделы. Например, отношениями с СССР ведает департамент Европы и Океании, где имеется специальный отдел СССР. Из функциональных департаментов важную роль играет департамент информации, который публикует заявления от имени министерства иностранных дел или департамента, где излагается позиция министерства по тем или иным вопросам внешней политики. Иногда эти заявления подаются в форме "неофициальной точки зрения министерства иностранных дел". Они имеют цель сориентировать буржуазную прессу, радио и телевидение по тем или иным событиям в нужном правящим кругам направлении, а также выяснить реакцию общественности на подготавливаемые мероприятия.

Чиновники министерства иностранных дел Японии назначаются из числа лиц, преданных господствующему классу. В связи с ликвидацией класса помещиков, отменой титулов, сокращением численности вооруженных сил в послевоенное время в аппарате министерства произошли некоторые изменения. Исчезла прежняя дворянская прослойка, занимавшая господствующие позиции. Однако классовый состав дипломатических работников в принципе претерпел мало изменений. Это, как правило, лица, окончившие привилегированные учебные заведения: многие из них имеют тесные связи с монополиями и крупными капиталистическими объединениями.

Японская дипломатия осуществляет функции, которые присущи дипломатии империалистических государств. Система внутригосударственных и зарубежных органов внешних сношений построена с таким расчетом, чтобы в наибольшей степени отвечать задачам, которые ставит перед внешней политикой господствующий класс.

В результате коренных изменений, происшедших в мире в послевоенные годы, особенностей исторического развития страны (поражение в войне, иностранная оккупация и т. д.) на смену дипломатии, которая опиралась преимущественно на военную силу, пришла "экономическая дипломатия". Правящие круги страны, как отмечал японский исследователь К. Оно, решили, что "для существования Японии, лишенной вооруженных сил и международного политического влияния, во внешней политике нет другого выхода, как добиваться экономических выгод"1. Не менее важным фактором, определившим избрание такой формы дипломатии, является необычайно высокая вовлеченность страны в международное капиталистическое разделение труда. Советские исследователи современной дипломатии буржуазных государств дают следующее определение "экономической дипломатии": "Широкое использование экономических и финансовых рычагов как средства решения международных проблем в интересах ее финансового капитала"2.

1 (Оно К. Касумигасэки гайко. - Токио, 1978. - С. 120.)

2 (Современная дипломатия буржуазных государств. - М., 1981. - С. 218.)

В послевоенной Японии понятие "экономическая дипломатия" стало почти эквивалентно внешней политике страны. Наряду с прежними традиционными методами и приемами дипломатической деятельности японских посольств и миссий широко стали применяться поездки за рубеж по экономико-политическим вопросам министров и правительственных чиновников высокого уровня, руководителей крупных монополистических объединений и банков. Большую роль в осуществлении "экономической дипломатии" играет разветвленная система государственных, полугосударственных и частных организаций, ориентированных на внешнеэкономические связи1. И хотя в середине 70-х годов японские лидеры и провозгласили концепцию так называемой многополюсной, или "многосторонней, дипломатии", это не меняет существа и методов деятельности японской дипломатии на мировой арене.

1 (См. подробнее Внешнеэкономическая политика и дипломатия современного капитализма. - М., 1984. - С. 200 - 207.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"