предыдущая главасодержаниеследующая глава

Русская культура, пришедшая в Хакодате

Леман и Максимович

В период Бакумацу больше всего русских посетило Хакодате и Нагасаки. Поэтому русская культура издавна известна в этих двух районах.

Был заключен русско-японский договор о мире и дружбе, и в конце 1854 г. три порта - Симода, Хакодате, Нагасаки - открыли ворота для русских судов. Ранее (в августе того же года) в связи с заключением указанного договора Путятин на "Диане" прибыл в Хакодате. В то время на борту этого судна находился русский художник Леман. Сойдя на берег, Леман сделал зарисовки видов города. По городу его сопровождал любитель живописи Ёкояма Мацусабуро.

Мацусабуро получал от Лемана консультации о западной живописи. Одаренный природой талантом художника, он добился успеха в этом деле и стал авторитетом в кругах японских художников - приверженцев западного стиля. В первоначальный период Мэйдзи искусство западного направления постепенно стало широко распространяться благодаря Ёкояма Мацусабуро и Каваками Тогаю. Последний учился западному стилю живописи в школе правительства бакуфу.

На "Диане" находился также всемирно известный ботаник доктор М. А. Максимович*. В то время он в Японии на берег не сходил, а сойдя на побережье Де-Кастри, исследовал различные его места и изучал растительный мир района. В дальнейшем, в 1860 г. Максимович прибыл в Хакодате. Он находился в Японии примерно три года, исследовал растительный мир Хоккайдо и Кюсю. Впоследствии М. А. Максимович стал директором Петербургского ботанического сада и авторитетом в области ботаники. Максимович питал глубокий интерес к флоре Японии и был известен как знаток сакуры.

* (Максимович Михаил Александрович (1804-1873) - член-корр. Петербургской академии наук, первый ректор Киевского университета. - Прим. ред.)

Большое влияние доктор Максимович оказал впоследствии на Макино Томитаро, ставшего всемирно известным ботаником.

Макино Томитаро и доктор Максимович

В 1888 г. был опубликован первый сборник первого сочинения Макино Томитаро "Атлас флоры Японии". Этот труд был издан на средства самого автора.

Макино было в то время 27 лет.

Хорошо известно, что Макино Томитаро был самоучкой, не окончившим начальную школу. Питая огромный интерес к изучению флоры, он приехал из городка Сакава префектуры Коти, и ему разрешили ходить на занятия по ботанике в Токийском университете. Именно за время учебы на факультете он создал "Атлас флоры Японии". Через пять лет, в возрасте 32 лет, он стал ассистентом кафедры ботаники университета. Когда работа была готова, Макино подарил ее доктору Максимовичу.

Максимовичу, питавшему глубокий интерес к флоре Японии, от японских ученых поступали редкостные экземпляры растений, и, когда доктор Максимович находил, что обнаружен новый вид растения, он давал ему научное название и сообщал об этом ботаникам других стран.

Когда Макино обнаруживал среди растений, собранных им самим, новый вид, который не имел пока научного названия, он направлял этот экземпляр Максимовичу и обращался с просьбой дать ему название.

После того, как Максимович познакомился с трудом Макино "Атлас флоры Японии", то он сразу же оценил его, послав хвалебное письмо, в котором писал, что "атлас Макино по содержанию правильный".

Воодушевленный поддержкой, Макино продолжил работу над вторым и третьим сборниками своего труда, опубликовав всего двенадцать книг. По мере выхода публикаций известность Макино Томитаро в ученом мире далеко перешагнула пределы Японии. Томитаро Макино стали сокращенно называть Томи Макино.

Максимович давно признал в Макино талант ученого-ботаника и относился к нему с большой доброжелательностью. Когда Максимович преподносил Токийскому университету книги, один экземпляр он дарил университету, а второй - Макино.

Несостоявшаяся поездка в Россию

Заведующий лабораторией ботаники Токийского университета профессор Ятабэ слыл человеком властным. Растущая слава Макино, который был лишь ассистентом кафедры университета, не давала ему покоя. Однажды он сказал Макино следующее: "В дальнейшем я запрещаю вам просматривать литературу и экспонаты моей лаборатории". Вначале Макино растерялся, но, тут же воспрянув духом, поднял голову. "Господин Ятабэ, в России живет Максимович-сэнсэй*, который относится ко мне доброжелательно. Я хотел бы поехать в Россию". Он давно мечтал попасть в Россию. Макино был по характеру человеком настойчивым в осуществлении своих планов. Он немедленно написал письмо профессору Максимовичу, в котором описал свое состояние.

* (Сэнсэй - почтительное обращение (к учителю, врачу и т. д.). - Прим. перев.)

Однако вскоре Макино получил сообщение о скоропостижной кончине Максимовича.

Консул Гошкевич

Первый русский консул в Хакодате И. А. Гошкевич прибыл к месту назначения в конце сентября 1858 г. на военном корабле "Джигит".

Он был сыном сельского священника в Минской губернии. В духовной семинарии, помимо богословия, он изучал языки и в 1839 г. был направлен в миссионерскую группу в Пекин, где изучал китайский язык, астрономию и метеорологию. Возвратившись на родину в 1848 г., он поступил на службу в министерство иностранных дел. В 1852 г. в качестве офицера-переводчика он приезжает в Японию вместе с Путятиным. До этого совместно с Татибана Косаем он издал "Японско-русский словарь".

Уже упоминалось, что по приезде в Хакодате Гошкевич прилагал усилия к направлению студентов на учебу в Россию. Гошкевич обучил искусству фотографии японца по имени Кидзу Кокити, переселившегося из провинции Этиго (префектура Ниигата) в Хакодате. Искусство фотографии, таким образом, впервые пришло в Японию из России, так же как в Японии (в Хакодате) с помощью русских было открыто первое в этой стране ателье по пошиву европейской одежды.

Европейская медицина и европейская архитектура

Врач Зеленский, получив разрешение хакодатского губернатора, в 1859 г. начал лечить жителей города. Это был первый случай лечения японцев врачом из Европы. Первым японцем, которого лечил русский врач Зеленский, был Тамото Кэндзо.

Инженер Назимов, построив церковь, здания консульства, больницу, оставил в наследство Хакодате образцы европейского зодчества. Священник консульства Иван Махов издал японско-русский словарь отдельных слов под названием "Русская азбука". Кроме того, Махов оставил после себя записки, в которых описал гибель "Дианы".

Махов около года болел и возвратился на родину. Его преемник священник Касаткин, отец Николай, прибыл в Японию в 1861 г.

Зеленский возвратился на (родину, излечив многих жителей Хакодате, его преемником стал прибывший в Хакодате Матвеев. Своего сына он назвал Николаем. Это был первый русский, родившийся в Японии. Впоследствии он стал градоначальником Владивостока.

Русский язык в кварталах Нагасаки

В 1861 г. русский военный корабль "Посадник" зашел в Цусиму, что привело к Цусимскому инциденту. За год до него другой русский корабль под командованием Бирилева вошел в порт Нагасаки.

В тот момент Бирилев, взяв в аренду крестьянский дом в районе Инаса, превратил его в место отдыха экипажа корабля. Таким образом появился "Дом для отдыха русских матросов".

Вскоре русские матросы стали первыми желанными гостями у японцев. Рекламные щиты магазинов и типографий часто пестрели русскими названиями. Японские дети этого района знали и употребляли русские слова "господин", "здравствуй", "хорошо", "спасибо". Сига Уратаро, который собирался учиться в России, был родом из Инаса. Русскому языку он обучался там у морского офицера Муханова, а впоследствии стал переводчиком при русском консульстве в Хакодате. Находясь на службе у правительства Мэйдзи, Сига получил назначение на пост ответственного лица по вопросам разработки природных ресурсов Хоккайдо.

В 1874 г. Сига был назначен третьим секретарем японского посольства в России и выехал к месту работы вместе с японским чрезвычайным посланником Эномото Такэаки. Заметки и письма Сига хранятся в одной из библиотек города Нагасаки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"