предыдущая главасодержаниеследующая глава

Русские в деревне Хэда

Правительство бакуфу дает разрешение на постройку судна

Ранее рассказывалось о крушении "Дианы". Это событие явилось со времени экспедиции Путятина большим ударом для русских.

Спасенные члены экипажа "Дианы" сошли на берег у деревни Миядзима и пешком пришли в деревню Хэда (префектура Сидзуока). Русские не могли ожидать немедленной помощи от своей страны. Путятин сразу же через Кавадзи Тосиакира обратился с просьбой к правительству бакуфу о постройке корабля.

Был период самого разгара Крымской кампании (1853-1856). Англия и Франция, так же как и Россия, готовились вести боевые действия в Японском море. Английский флот рыскал вблизи берегов Японии и внимательно следил за действиями русских.

У части правительства бакуфу существовало мнение о том, не приведет ли к осложнениям для Японии разрешение русским на постройку корабля. Однако Ивасэ Таданари, занимавший руководящий пост в управлении тайного надзора Си моды, эрудированный дипломат, находившийся в дружеских отношениях с Кавадзи, утверждал, что, "хотя Россия и находится в состоянии войны с Англией и Францией, нет оснований не помочь миссии, которая в настоящее время находится в нашей стране и оказалась в затруднительном положении, потеряв корабль. В связи с постройкой русскими судна, по-видимому, наши отношения с Англией и Францией ухудшатся, но нет причин не разрешать постройку невооруженного судна". Это мнение он направил в совет старейшин, и разрешение на постройку судна* было получено.

* (Судна невооруженного; разрешение на строительство военного корабля не было получено. - Прим. перев.)

Таким образом, под контролем Эгава Таро Саэмон Хидэтацу у побережья Хэда началась постройка первого в Японии парусного судна европейского типа.

Путятин с подчиненными ему офицерами жил в храме Хосэндзи, младшие офицеры были расквартированы по соседству в храме Хондзэндзи. Для проживания матросов напротив храма Хондзэндзи были построены четыре одноэтажных дома.

Начало строительства судна

Позади Хэда, расположенной на западном берегу полуострова Идзу, возвышается гора Дарума. Отсюда были видны деревни Куно и Михо, расположенные на склонах горы и обращенные друг к другу. Это был своего рода естественный док. Это место русские выбрали для постройки нового судна. По случайному стечению обстоятельств деревня Хэда являлась тем местом, где несколько столетий назад строили японские суда, используя прекрасный строевой лес на горе Амагияма. Для постройки судна было собрано 40 корабельных плотников и 150 разнорабочих из Симоды, местечек Симидзу и Фукуэ. Вскоре была заготовлена тысяча сосен. Проект судна составляли русские: эту задачу взял на себя капитан-лейтенант А. Ф. Можайский. На фрегате "Диана" погибли все необходимые чертежи, но среди багажа случайно сохранился журнал "Морской сборник". В нем была статья о практике строительства парусного судна и его чертеж. На основании этого составили чертеж будущего судна. Можайский сделал много рисунков. Эти рисунки и сейчас хранятся в Морском музее Ленинграда. В дальнейшем, как известно, Можайский стал изобретателем самолета, его имя в Европе было широко известно.

Наконец приступили к строительству судна. В Хэда прибыло только одних должностных лиц правительства бакуфу около 100 человек, если к этому добавить корабельных плотников и разнорабочих, то всего насчитывалось около 300 японцев. Кроме того, в небольшой деревне уже в течение полугода проживало 500 иностранцев, поэтому здесь наблюдалось небывалое оживление.

В шести пунктах вокруг деревни Хэда были оборудованы наблюдательные посты. Должностные лица правительства бакуфу давали указания, советы и сами контролировали охрану района строительства.

Преодоление трудностей

Работа началась, и русские были готовы к всевозможным трудностям. Первая трудность - языковая. Из иностранных языков в Японии в ходу был голландский. Поэтому перевод осуществлялся в два этапа: с японского на голландский, а затем уже с голландского на русский. Первоначально на перевод уходило очень много времени.

Медь, железо для строительства судна доставлялись из Эдо. Изготавливались различные инструменты, оснастка и приспособления. Для японцев все было в диковинку. Они не расставались с новой техникой, жадно изучали ее. Японцам лучше давалась мелкая ручная работа. При исполнении мелкой работы японские корабельные плотники продемонстрировали свое отменное мастерство. Мичман А. А. Колокольцев, руководивший в Хэда строительством судна, в дальнейшем писал в "Морском сборнике" об этом, отмечая особую тщательность выполнения японцами работ. 1854 г. промелькнул в заботах, а с наступлением 1855 г. свободное прежде посещение строительной площадки стало резко ограниченным. Это было связано со слухами о том, что якобы Англия и Франция намереваются сжечь строящееся судно. Но это были лишь слухи.

Контакты с жителями деревни хэда

В то время Хэда была небольшой деревней, насчитывающей всего лишь 500 домов с населением в 3 тыс. человек. В результате землетрясения и наводнения деревне был нанесен большой ущерб. Тем не менее к русским от начала и до конца отношение было теплое. Священник Махов впоследствии писал в своих "Записках о плавании на фрегате "Диана"", что "японцы гостеприимны и добры. Они встретили нас радушно еще до того, как был изменен закон, не разрешавший иностранным судам, кроме голландских, посещать страну, предоставили жилье, снабжали всем необходимым для жизни. Они верны дружбе и весьма отзывчивы. Во время нашего пребывания в Японии никого из нас не только не оскорбили, а всегда к каждому проявляли дружелюбие и уважение. И, покидая Японию, мы, проявляя дружеские чувства, расставались с сожалением".

Русских интересовало все, что они видели необычного для себя в Японии. Так, русским был в диковинку дзидзайкаги*, который японцы использовали в повседневном быту. Их удивляло то, что крюк, вправленный в бамбуковую трубку, может удлиняться и укорачиваться. Между русскими моряками и японцами происходил обмен различными сувенирами, что углубляло контакты. Жители отправлялись в горы Амагияма, охотились на оленей, кабанов и отдавали их русским.

* (Свободно удлиняемый и укорачиваемый крюк для подвешивания посуды над очагом. - Прим. перев.)

Завершение постройки судна и возвращение на родину

В результате упорной работы русских и японских мастеров судно в течение примерно ста дней было построено. "Общая длина судна - 81 сяку и 1 сун*; длина киля - 62 сяку и 5 сун; осадка - 9 сяку и 9 сун. Грузоподъемность - 400 коку; затраты на строительство по проекту, сообщенному правительству бакуфу Кдвадзи Тосиакира и Мидзуно Тадаёси, составили 3100 рё; на основании архивов русской стороны, стоимость судна составила 21 753 рубля"**.

* (Сун - мера длины, равная 3,03 см. - Прим. перев.

** (Данные приведены по книге Коно Акира "Япония и Россия" )

Путятин назвал это судно в честь деревни Хэда "Хэда". Это было сделано, по-видимому, в знак глубокой благодарности к жителям деревни. На судно были перенесены и погружены восемь пушек с "Дианы". Поскольку оно было ие столь больших размеров, чтобы вместить весь экипаж "Дианы", отдельно были зафрахтованы торговые суда Америки и Германии. Было решено возвращаться на родину в три этапа. Первая группа, состоящая из младших офицеров и унтер-офицеров, около 150 человек, была отправлена на родину 25 февраля 1855 г. Следующая, насчитывавшая 47 человек во главе с Путятиным, 26 апреля на шхуне "Хэда" покинула берега Японии. Перед отправлением Путятин направил письмо правительству бакуфу. Напоминая об обмене ратификационными грамотами по трактату, Путятин передал глубокую благодарность правительству бакуфу за оказанную им помощь в постройке судна и подчеркнул, что считает своим долгом информировать русское правительство о лояльном отношении со стороны правительства Японии.

Судно "Хэда", с трудом избежав преследования английского корабля, прибыло в Николаевск, расположенный в устье Амура, поднялось вверх по реке, и вскоре его экипаж отправился в Петербург. Оставшиеся в Хэда члены экипажа "Дианы" отправились на родину на немецком торговом судне "Грета" значительно позднее. В пути оно было захвачено английским военным кораблем и проследовало под конвоем в Англию.

О русских в Хэда остались приятные воспоминания. Русские приветствовали японцев словом "коннитива"*. Русским очень нравились дзори** и гэта***; разгуливая в этой обуви, они радовались как дети, а при возвращении на родину русские покупали по паре гэта как сувенир. Русские очень заинтересовались сумицубо**** - инструментом, которым пользуются японские плотники, и считали его весьма удобным.

* ("Коннитива" - "здравствуйте". - Прим. перев.)

** (Дзори - сандалии из соломы или бамбука. - Прим. перев.)

*** (Гэта - деревянная обувь. - Прим. перев.)

**** (Сумицубо - сосуд с тушью в рулетке плотника для нанесения разметок. - Прим. перев.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Осаго 2017 подробнее.




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"