Подарок с подвохом: 392-летнее дерево-бонсай, подаренное Японией Америке, было свидетелем взрыва в Хиросиме

Водяные драконы. Водопады в Японии

Японская «перестройка» XIX века: как император Мэйдзи ломал вековые устои и традиции

Японское солнце восходит для мигрантов

10 малоизвестных фактов о самураях, которые умалчивают в литературе и кино


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Поддержка традиционных праздников правящими кругами

Другим аспектом государственной политики в отношении национальных праздников является поддержка и пропаганда наиболее популярных в народе традиционных праздников, отражающих историю и культуру страны. В этом направлении государство и главным образом местная администрация делают очень много.

Яркой иллюстрацией такой политики правящих кругов является отношение к празднику Бон. Этот праздник, как и Новый год, в той или иной мере отмечает все население страны. В эти дни Япония приходит в движение. Транспорт работает с перегрузкой. Например, 10 августа 1985 г., по сообщению японской печати, скоростной поезд Токио Хаката, так называемый "Хикари" ("Молния"), отходящий из столицы в 6 часов утра, взял вдвое больше пассажиров. На новых линиях скоростных поездов северо-восточного направления, открытых в 1985 г., число перевезенных людей превышало количество посадочных мест на 70%. По данным корпорации государственных железных дорог, между 10 и 14 августа 1985 г. (предпраздничные и праздничные дни) должно было быть перевезено на дальние расстояния железнодорожным транспортом около 3,6 млн. человек, половину из которых составляли жители Токио [145, 11.08.1985]. В связи с этим в дни Бон пустуют не только деловые кварталы столицы, такие, как Маруноути и Отэмати, но и жилые районы, и на работу можно доехать за 20-30 минут вместо обычных 50. В то же время, например, на одном из островов архипелага Окинава, где постоянно проживает четыре человека, во время Бон, по данным документального телефильма, находилось около 300 человек.

Миграция населения во время Бон столь велика, что политические партии, например КПЯ, специально ориентируют свои местные партийные организации на то, чтобы учитывать эту миграцию в случае, если подготовка к избирательной кампании попадает на дни праздника.

Правительство, местная администрация, фирмы содействуют живучести этого праздника. В дни Бон, а также на Новый год рабочим и служащим, как мы уже говорили, дают возможность по очереди посетить родные места, чтобы отдать дань традиции. К этим же дням приурочивается выплата уже упоминавшихся бонусов. Подобные мероприятия, в свою очередь, содействуют воспитанию чувства признательности людей той фирме или учреждению, где они работают.

Внимание к Бон поддерживают средства массовой информации, а также реклама. Например, в дни праздника в передаче новостей по радио или телевидению диктор обязательно упомянет, что сейчас жители того или иного района страны отмечают Бон. Газеты и телевидение уделяют много внимания событиям, связанным с этим праздником. Так, 17 августа 1985 г. государственная радиотелекомпания Эн Эйч Кэй сделала часовую передачу, посвященную древнему ритуалу зажигания костров на горах вокруг г. Киото в последний день Бон. Об этом в газетах и по телевидению неоднократно давали анонс. Непосредственно в подготовке и проведении только этого ритуала, по данным телевидения, участвовало 200 тыс. человек. На следующий день во многих газетах можно было видеть фотографии этой праздничной церемонии и подробное ее описание.

Правящие круги выпячивают и поддерживают те стороны этого праздника, которые попадают в русло их социальной политики, а именно: коммуникативная специфика Бон помогает сохранять и воспитывать чувство принадлежности к "исключительной" японской нации, национализм. Это достигается тем, что посещение родных мест вызывает чувство слияния с фурусато (родиной), чувство общности с давно умершими и живыми родственниками, единения со всей нацией. Побочная тема Бон - единение народа во главе с императором в церемонии почитания предков - роднит его с такими государственными праздниками, как Дни весеннего и осеннего равноденствия, в известной мере выполняющих ту же социальную функцию.

Идея почитания распространяется не только на предков и стариков, но и на культурное наследие. Этому содействуют центральные и главным образом местные органы власти. Одновременно, конечно, не упускается возможность пропагандировать дух национализма, "исключительность", "уникальность" японской нации, ее культуры.

В соответствии с такой политикой ряд традиционных праздников возводится в ранг "духовных национальных культурных ценностей" ("дэюё мукэй миндзоку бунка дзай") на основании Закона об охране культурных ценностей (Бункадзай хогохо). Он был принят 30 мая 1950 г. на основе трех ранее действовавших законов, касавшихся охраны материальной и духовной культуры нации. В сферу действия этого закона включены прежде всего предметы материальной культуры, затем "духовные ценности" нации, к которым относятся, например, постановки театров Кабуки и Но, танцы, памятники археологии и архитектуры, природные заповедники. Проведение в жизнь этого закона возложено на министерство просвещения Японии.

"Духовные национальные культурные ценности" делятся на три категории - общенациональные, префектуральные и городские, и соответственно их присваивают центральные и местные органы власти. Примером "духовных национальных ценностей", имеющих ранг "государственных", являются Нисимонаи бонодори, о которых мы уже рассказывали. Эти танцы издавна означали, с одной стороны, ублажение духов предков, а с другой - возвеличивание труда и мольбу о хорошем урожае. Они вышли из недр жизни японского народа и, передаваясь из поколения в поколение, совершенствовались, шлифовались и существуют по сей день. Решением местной администрации преф. Дкита в 1971 г. Нисимонаи бонодори получили статус "префектуральных духовных ценностей". В 1973 г. специальный комитет, состоящий из знатоков этого вида искусства и ученых- искусствоведов, составил подробную запись порядка исполнения танцев, музыки, описание костюмов, тексты песен и т. д. В 1981 г. они были возведены в ранг "государственных духовных национальных ценностей".

В сохранении и пропаганде этого местного праздника большую роль сыграли городские власти, при поддержке которых еще в 1947 г. были созданы два общества - по охране танца и содействия развитию этого вида искусства. В задачи первого входит сохранение древней традиции танцев, подготовка исполнителен и привлечение новых участников, в том числе школьников. Члены общества платят вступительные взносы. Во всех районах города существуют его филиалы. В функции второго общества входит проведение ежегодных празднеств, фестивалей фольклорного искусства, организация показа их по телевидению и т. п.

Общества ставят перед собой задачу сохранить это явление культурной жизни населения данного района и пропагандировать его как достояние народного творчества в масштабах всей страны и за рубежом. Например, Нисимонаи бонодори показывали во время Олимпийских игр в 1964 г., а в 70-е и 80-е годы - на фестивалях народного танца в префектурах Северо-Восточной Японии и на Хоккайдо, в Сан-Франциско и других местах. Неоднократно демонстрация этих танцев включалась в учебно-познавательные программы японского телевидения. Большое внимание уделяется сейчас созданию центра по их разучиванию. Местные энтузиасты ратуют даже за включение разучивания Нисимонаи бонодори как факультативной дисциплины в школьные программы в связи с тем, что этот синтетический вид искусства, включающий музыку, танцы и пение, требует большого мастерства и длительной подготовки. Членами общества содействия развитию Нисимонаи бонодори являются торгово-промышленное общество г. Уго, сельскохозяйственная кооперация, различные финансовые, деловые и культурные организации. Они и финансируют всю эту деятельность [108, с. 2, 26, 29].

Порядок организации и финансирования праздников подробно можно проследить на примере осеннего праздника ракет на базе храма Кусанаги в г. Симидзу (преф. Сидзуока) - Кусана - гидзиндзя Рюсэйсай. Он был признан "префектуральной духовной национальной ценностью" в 1984 г. Раньше, около 300 лет назад, этот храмовой праздник посвящался одному из синтоистских божеств. Сейчас же это просто веселое народное гулянье, во время которого можно видеть парад детских микоси, выступление фольклорных коллективов, а также запуск ракет с бамбуковыми шестами, что является центральным событием праздника. Примерно 130 лет праздники с использованием ракет проводятся лишь в четырех местах страны.

Для проведения Рюсэйсай ежегодно создается специальный исполнительный комитет. Председатель комитета и два его заместителя являются руководящими работниками районных администраций. Каждый год за организацию праздника отвечает несколько районов. Непосредственную работу по оформлению ведет общество по охране традиций праздника. Большинство участников этого общества - люди среднего и пожилого возраста, которые прилагают усилия для привлечения к своей работе молодежи.

Проведение подобного праздника требует значительных финансовых затрат, прежде всего на изготовление самих ракет и установок для их запуска, покупку праздничной одежды для всех участников, угощение почетных гостей, оплату дежурных пожарников, а также выплату компенсаций жителям за причиненные неудобства в связи с перекрытием движения по улицам или снятием линий электропередач во время праздника и т. д. Эти денежные средства складываются из взносов различных организаций и частных лиц: например, храма Кусанаги, администрации районов-устроителей, гостиницы Нихондайра, гольф-клуба Нихондайра, различных акционерных компаний, местных отделений банков, больниц, депутатов муниципалитета и пр. Сумма взносов в 1985 г. достигла примерно 5 млн. иен [102, с. 4, 10-29].

Все перечисленные организации по-своему заинтересованы в устройстве праздника: храм - для привлечения новых адептов; различные компании и гостиницы - для рекламы, поскольку сумма их взносов на проведение праздника указана в проспектах, буклетах, листовках и на транспарантах; местная администрация - потому, что это часть ее работы. А взносы частных лиц, например депутатов муниципалитетов, помогают последним завоевывать популярность. В сентябре 1985 г. праздник был заснят телевидением, и местная программа Эн Эйч Кэй сделала о нем часовую передачу. В ней был показан не только сам праздник, но и многодневная подготовка к нему.

Примерно так же обстоит дело и на других праздниках. В частности, для украшения г. Сэндай во время Танабата деньги на оформление города предоставляют различные фирмы; в городе устанавливаются специальные щиты, на которых указано, кто и какую сумму внес.

Больше всего денег на проведение традиционных храмовых праздников-ярмарок (эннити) в торговых рядах, которые тянутся на несколько километров, дают сами торговцы. Эти средства используются на поддержание прежде всего местного храма, чаще всего маленькой кумирни, на украшение торговых рядов и близлежащих улиц гирляндами цветов, флажками и фонарями, на приобретение праздничной одежды. Такие праздники устраивают очень часто. Они служат средством социализации жителей района, становятся частью повседневной жизни люден, приучая их с детского возраста к данной традиции, исподволь навязывая им привычку соблюдения определенного религиозного ритуала.

Основными участниками различных традиционных праздников, во время которых надо нести микоси, толкать колесницы, зажигать костры или организовывать танцы, становятся большей частью торговцы, владельцы лавок, мелкие чиновники, служащие мелких и средних предприятий, т. е. в основном представители средних слоев и их дети.

Особого внимания заслуживает политика правительства, направленная на активную поддержку религиозных праздников, связанных в довоенный период с государственным синто - идеологической основой японского милитаризма и агрессии. Проявлением этой политики является попытка правительства восстановить довоенный статус храма Ясукуни и узаконить участие главы правительства в праздничных церемониях (косики сампай) в храме, касающихся поминания воинов, погибших за императора. В момент основания храма было обожествлено 3585 погибших, после второй мировой войны уже 2,2 млн. В 1979 г. здесь были канонизированы даже главные военные преступники во главе с генералом Тодзё, которым международный Токийский трибунал вынес смертный приговор.

Консервативные круги страны при поддержке правящей Либерально-демократической партии развернули массовую кампанию за передачу этого храма под опеку государства, ловко играя на чувствах родных и близких тех, кто погиб во время второй мировой войны. К этой кампании была привлечена, в частности, Японская ассоциация осиротевших семей (Нихон идзоку кай), членами которой, по некоторым данным, являются свыше двух миллионов семей. В 1969 г. депутаты ЛДП внесли соответствующий законопроект в парламент. Но благодаря борьбе демократических сил страны принять его до сих пор не удалось. Вместе с тем к этой кампании непосредственно примкнуло и правительство консерваторов.

Первым из премьер-министров, который посетил храм Ясукуни, был Т. Мики. Он осуществил это в годовщину капитуляции Японии - 15 августа 1975 г. Правда, при этом Т. Мики заявил, что это был визит частного лица. С тех пор все премьеры совершали такие "частные паломничества" [147, 20.08.1986, с. 6]. И хотя о них сообщалось по радио, телевидению и в широкой печати, все же до начала 80-х годов правительство воздерживалось поднимать вопрос об участии членов кабинета в официальных церемониях храма Ясукуни, опасаясь обвинений со стороны оппозиции в нарушении конституции.

Однако реакция продолжала наступать. В 1982 г. либерал- демократы попытались даже ввести новый праздник националистического толка - День погибших воинов и отмечать его именно 15 августа. На всеобщих выборах в 1983 г. правящая партия выдвинула лозунг: "За осуществление официальных визитов в храм Ясукуни и за возвращение ему статуса государственного учреждения". Одновременно тогдашний премьер-министр Я. Накасонэ потребовал пересмотреть существующее мнение о неконституционности подобных визитов. Сам он был первым из послевоенных, глав правительств, который, посетив этот храм в новогодний праздник 1984 г., оставил такую запись в книге почетных посетителей: "Я - Ясухиро Накасонэ, премьер-министр" [148, 14.01.1984, с. 15].

Следующим шагом на пути к официальному признанию прежней роли Ясукуни было обнародование результатов годичной работы комиссии при генеральном секретаре кабинета, изучавшей эту проблему. Комиссия пришла к выводу, что посещения членами правительства храма Ясукуни не противоречат конституции, если при этом не соблюдаются синтоистские ритуалы, а выражаются лишь "общечеловеческие чувства" [145, 10.08.1985, 16.08.1985].

15 августа 1985 г. в день 40-летия капитуляции Японии Я. Накасонэ в сопровождении членов кабинета совершил первый после войны официальный визит в храм Ясукуни. При этом он лицемерно заявил: "Посещение состоялось в соответствии с пожеланиями японского народа почтить память погибших в войне. Этот акт предпринят с целью подтвердить стремление к миру и не допустить повторения войны" [143, 28.10.1985].

Однако это не ввело в заблуждение демократическую общественность страны, которая резко протестует против нового широкого сближения государства и синтоистской религии. В частности, все оппозиционные партии и даже Новый либеральный клуб, который входил в то время в коалицию с либерал-демократами, выступили с критикой действий правительства. Коммунистическая партия Японии указала, что подобный "визит рассчитан на подталкивание народа к новой агрессивной войне в соответствии с ядерной стратегией США" [145, 16.08.1985]. СПЯ связала этот визит с попытками правительства Накасонэ увеличить ассигнования на военные расходы. Комэйто (доел, "партия чистой политики, оппозиционная партия центристской ориентации) заявила, что официальный визит в Ясукуни мостит дорогу для государственной поддержки этого храма и направлен на милитаризацию Японии [145, 16.08.1985]. Но, несмотря на протесты оппозиции, консерваторы не меняют своего курса.

Для широкой популяризации праздников в стране используются печать, радио, телевидение. Практически все жители страны благодаря средствам массовой информации становятся соучастниками разного рода торжественных зрелищ - религиозных, национальных, политических. Особенно большую роль в их пропаганде играет телевидение. Японцы привыкли, что его дикторы постоянно поздравляют их то с одним, то с другим праздником. Регулярно Эн Эйч Кэй ведет передачи, посвященные национальным праздникам. Это, в частности,. специально подготовленные программы, в которых принимают участие ученые-искусствоведы. Такие передачи хорошо фундированы, сопровождаются показом древних японских хроник, картин художников, документов, чертежей и других материалов. Примером может служить рассказ о культуре эпохи Муромати, сыгравшей важную роль в истории культуры Японии. Большая часть передачи была отведена подробностям возникновения праздника Гион и его атрибутике.

Значительное место занимает показ научно-популярных телефильмов, выполняющих как просветительскую, так и рекламную функции. Передача рассчитана на привлечение все большего числа участвующих в этих праздниках. Примером может служить фильм о годичном цикле праздников при храме Ицукусима на о-ве Миядзима. Время передачи-1,5-2 часа. Определенную воспитательную нагрузку в приобщении молодого поколения к традиционным праздникам несут фильмы, посвященные не столько показу самого праздника, сколько его многоплановой подготовке. Например, в фильме об одном из праздников в преф. Акита в августе 1985 г. центральное место занял рассказ о старом резчике по дереву, который одновременно является хранителем традиций этого праздника. Подробно было показано, как он обучает детей игре на барабане, надеванию праздничных костюмов, правильному завязыванию поясов, пользованию различными праздничными атрибутами, например веерами. Занятия проводятся либо в храме, либо на берегу моря, что особенно привлекает ребят. Ему в этом активно помогают родители. Дикторский комментарий к фильму был рассчитан на повышение интереса к праздникам прежде всего среди молодежи.

Довольно много внимания уделяется показу праздников в день их проведения: о них сообщается не только в "Новостях", но и в специальных передачах, рассчитанных на 1,5-2 часа, непосредственно из городов, где они проходят. Это касается не только таких известных праздников, как Гион, Танабата или Бон, но и локальных, типа Эннити. Например, 18 августа 1985 г. по программе TBS был продемонстрирован Эннити в торговых рядах токийского района Асакуса. Подробно было показано оформление праздника, праздничное шествие по улицам, закрытым для движения транспорта. Торжественную церемонию возглавлял священнослужитель.

В День осеннего равноденствия 22 сентября 1985 г. по местному телевидению преф. Сидзуока была показана процессия, устроенная в память моряка, уроженца г. Сидзуока, ставшего жертвой испытания ядерного оружия США на атолле Бикини. Эта церемония была организована Японским советом борьбы за запрещение атомной и водородной бомбы (Гэнсуйкё). В ней приняло участие около трехсот жителей города. Они прошли по Улицам по направлению к кладбищу, неся портрет погибшего, Украшенный цветами. В этот день неоднократно в сводках новостей показывали кладбища в различных городах, где люди возлагали цветы на могилы и возжигали курения.

Очень широко освещает телевидение церемонии, совершаемые в храме Ясукуни. Так, 15 августа 1985 г. был подробно показан весь ритуал посещения тогдашним премьер-министром Накасонэ и членами его кабинета упомянутого храма и совершение им косики сампай. В то же время можно было увидеть, и как полиция разгоняла тех, кто пытался помешать оказанию почестей участникам агрессивных войн. Телевидение показывало также митинги протеста, проводимые различными оппозиционными партиями. Но этим акциям было уделено несравненно меньше внимания и времени.

Широко рекламируют праздники и японские газеты. Они не только помещают статьи с описанием праздников, но и практически ежедневно оповещают о том, где, когда, и какой состоится праздник. Например, газета "Mainichi Daily news" 14 мая 1985 г. поместила сообщение о 20 крупных праздниках, которые должны состояться в мае. Это, в частности, такие известные по всей стране, как Аой мацури в г. Киото или Сэннин гёрэцу в г. Никко; или Саката мацури, праздник города Саката в преф. Ямагата, во время которого по улицам пройдет парад колесниц и состоятся представления танцев львов; или праздники с кагура в районах Канда и Уэно в г. Токио. Сообщалось также, что во время праздников в мае на базе разных храмов можно увидеть соревнования по кэндо (японское фехтование), борцов сумо, чайную церемонию, послушать музыку, исполняемую на национальных инструментах. Особое место в этой газетной полосе занимало описание большого традиционного праздника в г. Мацуэ (преф. Симанэ), который проводится раз в 12 лет с 18 по 26 мая. Оформление его требует значительных материальных затрат и много времени на подготовку. Возник он около 350 лет назад, когда жители этого района пострадали от жесточайшего неурожая и местный даймё Мацудайра Наомаса распорядился проводить этот мацури для того, чтобы умилостивить богов и впредь получать хорошие урожаи и богатые уловы. Наиболее внушительной и дорогостоящей частью праздника является процессия лодок, растягивающаяся более чем на километр. На одних лодках состоятся представления кагура, на других займут свое место микоси, а замыкать шествие будут многочисленные небольшие лодки с основной массой участников праздника. Все лодки украшены флагами, вымпелами, цветами, лентами. Толпы зрителей на берегу смогут слышать пение, удары барабанов и гонгов, веселые детские голоса.

Праздники в Японии широко используются для привлечения туристов, в том числе иностранцев. Во время больших, наиболее интересных праздников экскурсионные фирмы продают специальные туры для их посещения. Так, в 1985 г. во время Бон в г. Киото для того, чтобы посмотреть Даймондзи 16 августа, можно было купить тур за 24 тыс. иен на одного человека, куда входил ужин, плата за ночь в гостинице и завтрак [150, 10.07. 1985]. При этом достигаются две цели - извлечение доходов и пропаганда японской национальной культуры. Удачным примером этого может служить фестиваль японских традиционных праздников различных префектур страны, проведенный в рамках культурной программы всемирной выставки Экспо-85 в г. Цукуба. На нем, в частности, были представлены мацури, имеющие ранг "духовных национальных ценностей" различных категорий.

Значительное место среди них занимали праздники с танцами, например Акю-но тауэ-одори, т. е. танцы, посвященные высадке рисовой рассады в местечке Акю (преф. Мияги). В них принимают участие юноши и девушки. Характерной деталью костюма последних являются уже упоминавшиеся ханагаса. Здесь был показан еще один вид танцев с ханагаса из городка Кумагэ (преф. Ямагути), который на родине исполняется лишь раз в семь лет. Характерной особенностью ханагаса этого танца являются многочисленные гирлянды цветов, свисающие со шляп и доходящие почти до колен (число таких гирлянд на одной шляпе доходит до 30). Посетители выставки могли посмотреть очаровательный танец маленьких обезьян, исполняемый мальчиками, одетыми в красные хакама и белые хаппи. Зрелищными были также представления кагура из г. Ивами (преф. Симанэ), главным действующим лицом которых был восьмиголовый дракон, сделанный из японской бумаги васи. Этим громадным драконом манипулировал всего лишь один танцор.

Таким образом, правительство, учитывая естественные потребности народа в праздниках, поддерживает их проведение и одновременно осуществляет свою социальную политику. С этой целью оно использует и официальные праздники, и бесконечное множество традиционных общенациональных и местных мацури. Большинство из них широко пропагандируется средствами массовой информации и проводится при непосредственном участии городских властей и представителей правительственных кругов, чтобы создать иллюзию единства власти и народа.

Государственная политика в отношении праздников идет в одном русле с политикой правительства, направленной на усиление внимания к традициям и культурному наследию прошлого и превращению Японии в образец для всего мира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"