предыдущая главасодержаниеследующая глава

Нерабочие дни японского календаря

Одной из важных сторон протекционистской политики правящих кругов в отношении праздников является практика выделения из всего многообразия привычных празднеств нерабочих дней. Выбор дат государственных праздников отражает черты общественного строя, политическую и социальную структуру общества, а также изменения, происходящие в нем. При этом государственный праздник, как правило, наследует старинные обычаи создания атмосферы согласия и единения. В отличие от религиозного в государственном празднике на первый план выступает идея государственной власти. Но связь с религией во многих государственных праздниках Японии до сих пор прослеживается весьма четко.

Уже первый свод законов японского государства - "Тайхорё" в законодательном порядке вменял в обязанность всем гражданам страны отмечать определенные праздники, например Новый год, День мальчиков, День девочек, Праздник пробы риса нового урожая. Кодекс также регламентировал формы поздравлений и приношения даров государственным чиновникам различных рангов. В частности, согласно ст. 18 "Правила этикета" (закон XVIII), наместнику провинции предписывалось отправляться в провинциальное управление для проведения церемонии поздравления государя в день Нового года. Его сопровождали подчиненные ему чиновники и уездные начальники. А после окончания этой церемонии такой же ритуал был предусмотрен и в отношении наместника.

В период Токугава японское правительство признало официальным пять наиболее популярных среди населения праздников, носивших название госэкку. Это были - День человека (Дзин-дзицу, 7-й день 1-го месяца по лунному календарю), День девочек (3-й день 3-го месяца), День мальчиков (5-й день 5-го месяца), Праздник звезд, или Танабата (7-й день 7-го месяца) и Праздник хризантем (9-й день 9-го месяца). Государственным праздником считался также Бон, отмечавшийся в середине 7-го месяца [118, с. 308].

Таким образом, просматривается тенденция возведения в ранг государственных тех праздников, которые были не только очень популярны в народе, но и выполняли функции воспитания молодого поколения в духе преданного служения обществу, необходимости исполнения воинского долга, строгого соблюдения существующей иерархии.

Серьезные изменения в государственной политике в области праздников произошли после революции 1868 г. Это было связано с возрождением культа императора и древней японской религии синто (в феодальном государстве предпочтение отдавалось буддизму), обожествлявшей происхождение императора и всей японской нации. Синтоизм был возведен в ранг государственной религии, которая легла в основу последующего развития национализма и милитаризма.

В 1873 г. правительство ввело григорианский календарь, отменило ранее существовавшие праздники и ввело новые. Нерабочими днями были объявлены 3 января - День празднования Нового года (Гэнсисай), 5 января - День устройства императором новогоднего банкета (Синнэнкай), День смерти предыдущего императора (Сэнтэйсай, в то время это было 30 января), 11 февраля - День основания империи (Кигэнсэцу), 3 апреля - День смерти легендарного императора Дзимму (Дзимму тэнносай; согласно японской мифологии, годом его смерти считается 585 г. до н. э.), 17 октября - День приношения благодарности богине солнца Аматэрасу (Каннамэсай), 23 ноября - День приношения благодарности за хороший урожай (Ниинамэсай), День рождения здравствующего императора (Тэнтёсэцу, в тот период это было 3 ноября).

В 1878 г. дополнительно были введены еще два праздничных дня - Дни весеннего и осеннего равноденствий (в то время их называли Сюнки и Сюки корэйсай), в основе которых лежит культ почитания предков, в первую очередь императорских. Населению было вменено в обязанность во время праздничных дней посещать синтоистские храмы и совершать определенные ритуалы.

Была введена также практика подъема в дни государственных праздников флага хи-но мару (красный круг на белом фоне). Символика этого флага связана с тем, что в древности Японию называли "страной, где восходит солнце" или "страной корней солнца". Изображение солнечного круга на флаге хи-но мару впервые появилось в период правления императора Годайго. Отдельные феодалы использовали штандарты с изображением солнечного круга во время феодальных войн. Как национальный флаг впервые он был поднят в 1854 г. на кораблях, принадлежавших клану Сацума (о-в Кюсю) по аналогии с традицией европейских флотов, где флаг на корабле указывает на государственную принадлежность. По указу правительства с 1863 г. все корабли японского флота обязаны были идти под хи-но мару.

27 января 1870 г., согласно правительственному указу, хи-но мару официально стал государственным флагом Японии. Однако в первое время он вывешивался только на государственных учреждениях и получил полное признание жителей страны только к концу века. В годы захватнических войн, которые вели японские правящие круги, хи-но мару был символом японского милитаризма.

Названия большинства перечисленных праздников говорят сами за себя. Все связано с императором, его предками, его божественным происхождением. И отсюда тянется нить к идее исключительности, уникальности, божественности японской нации, т. е. к идеологической базе японского национализма. Благодаря своей популярности праздники были одной из наиболее доходчивых и доступных форм внедрения националистической идеологии во все слои народа.

Одним из самых главных государственных праздников периода Мэйдзи и затем вплоть до окончания второй мировой войны считался День основания империи. Основной целью его введения было стремление правящих кругов страны обосновать сложившуюся государственную систему, возглавляемую императором. Одновременно были внесены изменения в принятую ранее систему летосчисления по годам правления императора. За всем периодом правления каждого императора устанавливалось одно название, в то время как раньше, при жизни одного императора, летосчисление могло начинаться несколько раз. Введением Кигэнсэцу был узаконен отсчет японского летосчисления с 660 г. до н. э., т. е. с года воцарения мифологического Дзимму, который, как гласят японские хроники, уже тогда, провозгласив лозунг "Хакко итиу" ("восемь углов под одной крышей"), нацеливался на мировое господство. Вплоть до капитуляции Японии во второй мировой войне идея божественности японской нации, ее исключительности, ее особой миссии широко использовалась и пропагандировалась японскими милитаристами.

Внедрению в сознание масс идей национализма способствовала активизация деятельности синтоистских храмов, в том числе придание особой значимости храмовым праздничным церемониям. Примером религиозного учреждения, открыто проповедующего националистический дух и преданность императору, может служить святилище Ясукуни (букв. "Мирная страна" или "Мирно управляемая страна"). Оно было построено в 1869 г. в Токио и носило название Сёконся (букв. "В честь воинов, павших за императора"). Такие святилища строились в разных городах страны, но токийское стало общенациональным. В 1879 г. оно стало называться Ясукуни и получило ранг "особого императорского святилища".

Ясукуни-дзиндзя (дзиндзя - синтоистский храм) находился в ведении министерств армии и военно-морского флота, а его священнослужители назначались этими ведомствами. Роль главных распорядителей на различных праздниках этого храма выполняли высшие чины японской императорской армии и флота. Охрану храма несли подразделения военной жандармерии. Все это значительно отличало храм Ясукуни от других синтоистских святилищ, находившихся в ведении министерства внутренних дел. В храме Ясукуни находятся списки погибших за императора и обожествленных в связи с этим японских воинов. Они как раз и составляли синтай (божественную субстанцию, объект, воплощающий в себе божество, являющийся предметом поклонения в храме) и вместе с атрибутами императорской власти - зеркалом и мечом - постоянно хранятся в Центральном здании храма [74, с. 156, 157].

Храм Ясукуни выступал на протяжении многих лет духовной цитаделью японского милитаризма и шовинизма. Праздничные торжественные церемонии, проводимые в этом храме, отличались от обычных ритуалов, принятых в синтоистских святилищах. Как правило, они проводились в виде вызова душ погибших воинов глубокой ночью и представляли собой мистическое зрелище.

После поражения Японии во второй мировой войне в стране был проведен ряд демократических преобразований, затронувших и духовную жизнь народа. Согласно ст. 20 главы III конституции 1947 г., религия была отделена от государства, все религии заняли равноправное положение. Храмы государственного синто потеряли свое привилегированное положение и государственную поддержку. Статья гласила далее, что никого нельзя принуждать участвовать в религиозных действах, празднествах, церемониях или обрядах и, что особенно важно для подрастающего поколения, "государство и его органы должны воздерживаться от проведения религиозного обучения..." [78, с. 759-760].

В условиях значительного изменения в общественной жизни японского общества и ломки старых традиций в первые послевоенные годы были внесены существенные коррективы и в календарь государственных праздников. На основе Закона о национальных праздниках от 20 июля 1948 г. (Кокумин-но сюкудзицу-ни кансуру хорицу) были установлены следующие праздники, объявленные нерабочими днями: День Нового года (1 января, Гандзицу), День совершеннолетия (15 января, Сэй-дзин-но хи), День весеннего равноденствия (март, Сюмбун-но хи), День рождения здравствующего императора (тогда это было 29 апреля, Тэнно тандзёби), День конституции (3 мая, Кэмпо кинэнхи), День детей (5 мая, Кодомо-но хи), День осеннего равноденствия (сентябрь, Сюбун-но хи), День культуры (3 ноября, Бунка-но хи), День труда (23 ноября, Кинро канся-но хи).

Впоследствии на основании поправок к Закону о национальных праздниках в качестве нерабочих дней были также введены: в 1965 г. День почитания престарелых (15 сентября, Кэйро-но хи) и в 1966 г. День основания государства (11 февраля, Кэнкоку кинэн-но хи) и День физкультурника (10 октября, Тайику-но хи), в 1988 г. - День отдыха (4 мая, Кюдзицу).

В первые послевоенные годы правящие круги страны были вынуждены ликвидировать праздники, непосредственно связанные с императорской династией и государственным синто. Из этой группы праздников был оставлен лишь День рождения здравствующего императора, поскольку, согласно конституции 1947 г., император оставался символом государства и единства народа [78, с. 756]. На протяжении всех послевоенных лет этот праздник был орудием в руках правительства для сохранения среди определенной части населения представления о божественном происхождении императора, вопреки сделанному после окончания войны заявлению самого императора о ложности этой концепции. Кстати сказать, в 1977 г. он уже и сам отрицал, что делал подобное заявление.

Тэдзука Хидэтака (род. в 1906 г.), один из старейших пролетарских писателей, член Союза демократической литературы Японии, в новелле "Сад с опавшей листвой", которая вышла в свет в 1972 г., писал: "Фигура императора, в первые послевоенные годы отступившая было куда-то в тень... постепенно стала снова то и дело маячить на первом плане" [79, с. 456]. В этой новелле автор описывает практику уборки территории императорского дворца отрядами людей, приезжающих из провинции, главным образом пожилых крестьян. До войны эту работу выполняли более 2 тыс. постоянных рабочих, а теперь используется даровой труд людей, в свое время воспитанных в духе благоговейного отношения к императору.

В день рождения императора все желающие второй раз в году (первый - в день Нового года) могут пройти на территорию императорского дворца и приветствовать императора, который время от времени появляется на балконе в окружении членов семьи. Поэтому наряду с действительными приверженцами императора собирается много любопытных. В связи со смертью в январе 1989 г. императора Хирохито праздник будет отмечаться 23 декабря - в день рождения императора Акихито.

И вряд ли простым совпадением, как это пытаются изобразить авторы энциклопедии японских праздников, изданной в 1980 г., является учреждение Дня культуры в день рождения императора Мэйдзи (3 ноября), который первым открывает цикл праздников дней рождения правящих императоров [115, с. 255]. Кстати, некоторые японские ученые считают, что выбор даты 3 ноября был сделан "в память дня рождения императора Мэйдзи" [107, с. 216).

В законе 1948 г. говорится, что День культуры учреждается с целью поощрения развития японской культуры в духе "свободы и мира". Однако и по сей день высшей наградой, которой отмечаются в этот день деятели культуры, является "орден культуры", существующий с 1937 г. и вручавшийся в тот период накануне Дня рождения императора или Дня основания империи. Выбор кандидатов на получение этого ордена является прерогативой правительства, и оно часто поощряет тех деятелей культуры, которые в той или иной степени помогают пропаганде идеи японизма. Так, этим орденом были награждены писатели Кавабата Ясунари и Иноуэ Ясуси.

Правительство оставило также в качестве нерабочего дня самый популярный в Японии праздник - Новый год, о котором уже подробно рассказывалось.

Несмотря на то что в довоенный период Дни весеннего и осеннего равноденствия связывали прежде всего с. почитанием предков императора, они были оставлены как официальные праздники, так как в основе своей это были праздники буддийские и относились они к почитанию предков всех людей.

Одновременно прослеживается определенная тенденция со стороны правящих кругов страны использовать некоторые праздники для возрождения духовных ценностей недавнего националистического прошлого, которые были отброшены миролюбивыми статьями новой конституции.

Красноречивым свидетельством этого является возрождение в качестве официального праздника Дня основания империи, сменившего свое название на День основания государства. Движение за его восстановление еще с конца 40-х годов возглавили служители синтоистского культа и различные правые группировки. Впервые проект об изменении Закона о национальных праздниках был внесен в 1957 г. депутатами от правящей Либерально-демократической партии. Впоследствии это предложение повторялось неоднократно. Одновременно предлагалось также узаконить вывешивание государственного флага в дни национальных праздников. Против этого законопроекта выступили все демократические силы страны - Коммунистическая и Социалистическая партии, профсоюзы, главным образом входящие в Генеральный совет профсоюзов Японии, женские организации, прогрессивная интеллигенция и т. п. Борьба против восстановления этого реакционного праздника велась на заседаниях парламента, во время митингов и демонстраций протеста.

Противодействие прогрессивных сил страны вынуждало правительство маневрировать: предлагалось, например, наряду с Кигэнсэцу ввести и другие нерабочие дни. В частности, таким довеском в законопроекте о частичном изменении Закона о национальных праздниках в 1963 г. были предложения ввести в качестве официальных День физкультурника и Бон, а также объявлять нерабочим днем понедельник в случае, если праздник приходится на воскресенье. Как указывалось в заявлении Комитета национальной культуры против возрождения праздника Кигэнсэцу от 5 февраля 1963 г., "...ни у кого не вызывает сомнения, что основная цель этого законопроекта... возрождение прежнего Кигэнсэцу... Совершенно очевидно, что возрождение Кигэнсэцу используется как эффективное средство внесения исправления в Конституцию и усиления милитаризации" [120, с. 607-608]. Однако, несмотря на все противодействия общественности, День основания государства был утвержден нерабочим днем. Но поправка о поднятии государственного флага во время национальных праздников не прошла. В 1985 г. Либерально-демократическая партия вновь подготовила такого рода законопроект; он был внесен на рассмотрение сессии парламента в 1986 г., но вновь безрезультатно.

Празднование Дня основания государства, как и в довоенный период Кигэнсэцу, используется для насаждения среди населения националистической идеологии, пропаганды мифа о божественном происхождении императорской династии, об исключительности всех японцев. Праздник отмечается по всей стране. Правительство стремится вменить в обязанность органов местного самоуправления и школьной администрации торжественно отмечать эту дату. Особенно горячую поддержку праздник находит среди служащих войск самообороны и представителей правых организаций.

Подогревая интерес к этому празднику, правительство проводит официальную праздничную церемонию в присутствии премьер-министра, что постоянно вызывает протесты демократической общественности. Так, в 1985 г. руководство Компартии Японии выразило протест против решения бывшего в то время премьер-министром Я. Накасонэ участвовать в данной церемонии, расценив это как "один из наиболее серьезных шагов, предпринятых с целью возрождения довоенного Кигэнсэцу... и открытия пути к превращению этой церемонии в государственную" [147, 09.03.1985, с. 10]. КПЯ, защищая демократические принципы конституции 1947 г., решительно протестует против проведения такой антидемократической церемонии и присутствия на ней - премьер-министра, рассматривая ее как нарушение принципа "суверенитет принадлежит народу", гарантированного этой конституцией [148, 09.03.1985, с. 10].

Демократические силы страны, и в первую очередь коммунисты, женские и молодежные прогрессивные организации, ряд религиозных группировок, накануне и в день праздника проводят митинги протеста, рассылают письма муниципальным властям с просьбой не проводить официальных церемоний в этот день и выступать против присутствия премьер-министра на центральной церемонии.

Мероприятия правительства, касающиеся Дня основания государства, идут в неразрывной связи с политикой консерваторов по укреплению традиционных ценностей и морального воспитания, направленных на возрождение милитаризма, отмену мирной конституции, проповедь оголтелого шовинизма. В настоящее время все средства массовой информации нацелены на то, чтобы заставить японский народ забыть ужасы второй мировой войны, трагедию Хиросимы и Нагасаки, а главное - открыть путь для культивирования националистических настроений.

Впервые в истории страны был учрежден праздник Дня конституции. Он отмечается 3 мая в день вступления в силу послевоенного основного закона. Американские оккупационные власти и японские правящие круги были вынуждены в условиях небывалого подъема демократического движения в стране и под давлением мировой прогрессивной общественности, и в первую очередь под влиянием Советского Союза, принять в 1947 г. новую конституцию, ставшую юридической опорой народа в борьбе за мир, демократию и социальный прогресс.

Конституция 1947 г. провозглашает отказ от войны как суверенного права нации при разрешении международных споров, что в корне отличает ее от конституций других буржуазных государств. Статья 9 конституции запрещает создание любых вооруженных сил - сухопутных, военно-морских или военно-воздушных, равно как и другие средства войны.

Однако миролюбивые статьи новой конституции пришлись не по душе консервативным силам, и они развернули ожесточенную борьбу за ее пересмотр. Ревизия конституции идет по следующим основным направлениям: повышение роли императора путем наделения его прерогативами государственной власти, коренное изменение ст. 9, расширение полномочий кабинета министров, особенно в случае "чрезвычайных обстоятельств", ограничение всех гражданских прав и свобод.

Против пересмотра конституции постоянно выступает демократическая общественность Японии. В стране созданы две влиятельные общественные организации в защиту конституции - одна из них - Народная лига защиты конституции (Кэмпо ёго кокумин рэнго), образованная в 1954 г., включает в основном социалистов и находящихся под их влиянием членов профсоюзов и демократических организаций, другая - Совет связи различных кругов, выступающих за предотвращение изменения конституции (Кэмпо кайаку соси каккай рэнраку кайги), созданный в 1965 г. общественными организациями, работает под руководством Компартии Японии.

В День конституции демократические и консервативные силы особенно отчетливо противостоят друг другу. В частности, Коммунистическая партия Японии повсеместно проводит митинги в защиту не только самой конституции, но и всех демократических прав. Например, выступая в День конституции 3 мая 1985 г., нынешний заместитель председателя ЦК КПЯ Фува Тэцудзо связал борьбу в защиту конституции с необходимостью не допустить принятия законов о политических партиях, об охране государственных тайн и т. п. [139, 04.05.1985]. В этот же день представители Социалистической партии и Генерального совета профсоюзов Японии провели встречи, собрания и митинги, посвященные борьбе против пересмотра конституции. Они, в частности, увязывали проблему пересмотра конституции с попытками правительства Накасонэ снять ограничения на размеры расходов на военные нужды, которые были установлены в пределах 1% ВНП страны [140, 04.05.1985].

Важную функцию социализации населения выполняет ряд вновь введенных праздников (нерабочих дней), связанных с интересами различных возрастных групп населения: детьми, юношами, стариками. Это, например, День детей. Дата его проведения - 5 мая - в день традиционного Праздника мальчиков, видимо, была выбрана не случайно. Ведь этот праздник пустил глубокие корни в сознании японского народа, воспитывая у детей храбрость, упорство и мужество. Атрибуты этого древнего праздника можно видеть 5 мая повсеместно и сейчас.

Целью праздника Дня детей, как сказано в "Положении о детях", принятом 5 мая 1950 г., является выражение благодарности матерям за воспитание детей и формирование достойных членов современного общества. Начиная с 5 мая в течение недели в культурных центрах, школах, детских садах по всей стране устраиваются всевозможные праздничные мероприятия для детей - различные соревнования, спортивные игры, выступления самодеятельных коллективов, конкурсы.

Демократические силы страны используют этот праздник для развертывания движения за мир, за превращение Японии в безъядерную державу с тем, чтобы будущие поколения жили под мирным небом. Например, в г. Накадокава (преф. Гифу) в организации этого праздника актйвно участвуют деятели общенационального антиядерного движения "Корни травы". Они сами сделали детям традиционных огромных красочных карпов [139, 05.05.1985]. Ежегодно с 1959 г. в Токио в парке Еёги проводится детский праздник, устраиваемый Обществом защиты детей и Всеяпонской федерации женских организаций, работающих под руководством КПЯ. Сюда съезжаются дети вместе с родителями из разных районов города. Каждый ребенок может найти занятие и развлечение по душе [139, 06.05.1985].

15 января по всей стране при участии местных органов самоуправления празднуется День совершеннолетия. Во время церемонии юношей и девушек, достигших двадцатилетнего возраста, поздравляют с совершеннолетием. С этого возраста они имеют право принимать участие в выборах, несут полную ответственность перед законом и на них распространяется трудовое законодательство. Однако для совершения брака возраст совершеннолетия снижается: у девушек до 16 лет, у юношей - до 18. Молодежь до 18 лет еще подпадает под действие Закона о благосостоянии детей. Молодежи в возрасте до 20 лет официально не разрешается курить и распивать сакэ [115, с. 17].

В День совершеннолетия виновникам торжества преподносят памятные подарки. После официальной церемонии в муниципальных культурных центрах молодые люди в праздничных одеждах, девушки непременно в кимоно, посещают близлежащие храмы. В этот день молодежь также активно участвует в различных соревнованиях и конкурсах. Праздник совершеннолетия в некоторых местах отмечают не в январе, а в августе, в дни Бон, так как в это время в малых городах собирается много народу, люди приезжают в родные места и семьи на некоторое время воссоединяются. Кроме того, как считают некоторые, в августе погода гораздо приятнее для гуляний и одежду в это время года носят легкую и красивую.

Так, в 1985 г. День совершеннолетия в городке Рокунохэ (уезд Камикита, преф. Аомори) праздновали 15 августа. В этот день в одном из общественных зданий города при участии представителей органов местного самоуправления была проведена церемония, посвященная этому празднику. На этот раз совершеннолетие отмечали 113 человек. 20 из них уже не жили здесь, а приехали на праздник, чтобы отметить этот знаменательный день со своими родными и однокашниками. Мэр города обратился к молодым людям с приветственными словами, пожелал, чтобы их минули все беды и несчастья, чтобы они счастливо дожили до старости и не забыли бы родных мест. Выступил также представитель местного отдела народного образования, рассказавший о жизни молодежи этого городка и проблемах, которые стоят перед ней. Согласно традиции, всем совершеннолетним были вручены памятные подарки [144, 1985, № 4, с. 64].

Для людей старшего возраста существует свой праздник - День почитания престарелых. Как уже говорилось, нерабочим днем он стал только в 1965 г. Устанавливая этот праздник как государственный, правящие круги стремились укоренить в сознании современных японцев, что якобы только им присуще особое преклонение перед родителями и предками. В этот день довольно эффективно эксплуатируется характерная черта японской этики - почитания и уважения старших, что уходит своими корнями в конфуцианство.

В этот день и на правительственном уровне, и на уровне местной администрации проводятся различные мероприятия. Например, представители правительства вручают старикам, достигшим столетнего возраста, именные серебряные чаши, а тем, кому уже свыше 100 лет, - направляют приветственные послания. На местах общества стариков (родзин кёкай) при содействии органов местного самоуправления нанимают помещение (обычно это спортивные залы начальных школ), где и проводятся торжественные церемонии. В этот день билеты в кинотеатры лицам старше 65 лет продают со скидкой. Старикам, перешагнувшим столетний возраст, дарят их портреты, тем, кому исполнилось 88 лет, - большую красивую красную подушку для сидения (дзабутон), 77-летним - 5 тыс. иен на покупку подарка и 70-летним - 3,5 тыс. иен.

Достижение 77 и 88 лет отмечается потому, что японской мифологии была присуща магия двойных цифр. Это касалось и дней рождения: 44 года, 77 лет и т. д. Особенно почитаем юбилей 88 лет (бэйдзю), о сакральном значении цифры 88 уже говорилось (см. гл. 3).

Осталось нерабочим днем и 23 ноября, объявленное Днем труда. Как уже упоминалось, в этот день издавна отмечался праздник, венчавший сельскохозяйственный труд. Он корнями уходит в далекое прошлое. Такая живучесть праздника легко объясняется тем, что в основе его лежит непреходящая для человека ценность - труд. В то же время на протяжении веков праздник претерпел различные изменения как по форме, так и по содержанию. В настоящее время в этот день почитаются все виды труда. Это делается с целью поощрить трудящихся прилагать больше усилий к совершенствованию своего труда.

В День труда проводится и Праздник работников сельского хозяйства - Ногёсай, учрежденный в 1962 г. Во время этого праздника устраиваются выставки сельскохозяйственной продукции, машин, орудий, удобрений, химических средств защиты растений и других предметов, необходимых для сельскохозяйственного производства, а также выставки новой литературы по вопросам научных и технических достижений в этой области. Победителям таких выставок присуждаются премии - императорская и министра сельского, лесного и рыбного хозяйства. Императорская премия считается исключительно высокой наградой, которая, по выспренному заявлению представителя Ассоциации развития сельского, лесного и рыбного хозяйства, "...настолько почетна, что является бесценной. А каждый, кто ее получает, становится гордостью для грядущих поколений" [146, 1979, № 1, с. 45]. Венчая плоды упорного нелегкого труда сельских тружеников, эта премия в то же время подчеркивает националистические настроения, восходящие к тем давним временам, когда император, "потомок богини Аматэрасу", считавшейся покровительницей земледелия, возносил богам молитвы с просьбой о хорошем урожае.

День физкультурника - абсолютно новый для японцев праздник. Дата его проведения была выбрана в честь дня открытия в Токио XVIII летних Олимпийских игр, проводившихся впервые в азиатском регионе в 1964 г. В этот день местные органы власти, администрации компаний и предприятий, министерство просвещения, различные женские, молодежные и студенческие организации стараются вызвать интерес населения к спорту. Во время праздника можно бесплатно пользоваться всевозможными спортивными сооружениями. 10 октября проводятся различные спортивные игры и соревнования, популяризируется движение за охрану здоровья людей, например проводятся профилактические осмотры жителей и различные медицинские тесты: определение объема легких, силы рук и ног и т. п.

Нерабочие дни японского календаря являются существенным подспорьем для увеличения отпусков, которые предоставляются японским трудящимся в соответствии с трудовым законодательством. У японских рабочих самые короткие оплачиваемые от-пуска среди рабочих развитых стран - всего 10,6 дня в году против 22,5 дня в Англии, 19,5 - в США, 30,2 - в ФРГ и 25 дней во Франции [145, 09.05.1985]. Поскольку в Японии существует практика объявлять понедельник нерабочим днем в случае, если праздник приходится на воскресенье, то японцы обычно дробят свой маленький отпуск, добавляя 2-3 дня от него к праздничным дням. Особенно часто это делают на Новый год и во время так называемой золотой недели, приходящейся на конец апреля - начало мая. На этой неделе - четыре нерабочих дня - 29 апреля, 3-5 мая. С учетом переноса выходного на понедельник и с добавлением нескольких дней от отпуска во время золотой недели японские трудящиеся могут отдыхать до 10 дней.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"