предыдущая главасодержаниеследующая глава

Процессия веков

Дзидай мацури - Процессия веков - один из самых представительных праздников в стране, посвященных японской истории. Идея праздника, с одной стороны, - увековечить в памяти народа историю Японии, показав во время шествий наиболее известных исторических личностей и отдельные ее эпизоды. И с другой стороны, продемонстрировать незыблемость императорской власти и привлечь внимание к тем аспектам прошлого, которые были выгодны правящим кругам Японии в конце XIX в. Дзидай мацури отмечается менее ста лет, он возник в 1895 г. в год постройки храма Хэйан-дзингу в ознаменование 1100-летней годовщины основания города. Храм был посвящен Камму и Комэй - первому и последнему императорам, жившим в г. Киото. Само строение храма представляет собой копию административного здания императорского дворца в г. Киото, но в меньшем масштабе.

Город Киото был выбран для проведения подобного праздника не случайно. На протяжении почти тысячелетия с небольшими перерывами он был столицей Японии. Первое поселение городского типа на месте будущего Киото носило название Уда. Император Камму в 794 г. перенес сюда столицу из г. Нара. Она стала называться Хэйанкё, что означало "столица мира и спокойствия". Позже ее стали называть проще Кёго (по принятой русской транскрипции - Киото), "столичный город".

Перенесение столицы из г. Нара объяснялось желанием императора вырваться из-под влияния аристократических родов и буддийских монастырей этого города, которые активно вмешивались в государственную политику. Новое место для столицы было выбрано в соответствии с китайскими понятиями о том месте, где должна находиться резиденция императора: "с трех сторон окруженное горами, открытое к югу и омываемое двумя потоками". Городок Уда как раз и находился в котловине, с трех сторон окруженной горами, а его южная сторона была открыта морю, куда устремлялись охватывающие город с востока и с запада реки Камо и Кацура.

Новый город был построен по образу и подобию столицы танского Китая - Чанъани. В центре находился императорский дворцовый комплекс Госё, состоявший из множества павильонов и окруженный стеной с девятью воротами. Город был четко спланирован, его прямые улицы шли с севера на юг и с востока на запад. Природа вокруг города была очень живописна, весной горы утопали в цветущей сакуре, а осенью покрывались багряными листьями клена. Своеобразие городу придавали так-же многочисленные синтоистские святилища и буддийские храмы.

Праздник Дзидай мацури проводится 22 октября. Начинается он рано утром торжественной службой (синкосай) в храме Хэйан-дзингу, где священнослужители возносят молитвы в честь двух императоров. Затем из храма выносят два микоси, в которых, как считается, временно обитают души этих императоров. Позже микоси займут свое место в грандиозной процессии. На протяжении всего пути от Хэйан-дзингу до императорского дворца Госё и обратно процессию ждут тысячи людей - жители города и его гости. Началом процессии считается тот момент, когда ее участники проходят под сводами красных тории, самых больших в стране.

Во время шествия зрители видят представителей различных периодов японской истории. Исторические эпохи представлены в соответствии с периодизацией, принятой в Японии (см. гл. I), которая основана на неформационном принципе.

Возглавляют процессию представители эпохи Мэйдзи и заканчивают деятели периода Энряку (782-805). С исключительной точностью воспроизводятся все детали костюмов и жизни каждой эпохи.

В прежние времена одежда была строго регламентирована для каждого сословия. Например, в эпоху Токугава сёгун на официальные церемонии надевал хитатарэ - нечто вроде шаровар из очень плотной ткани, которые закрывали ноги ниже колен. Человек в таком наряде очень похож на вратаря хоккейной команды. Головным убором служила шляпа эбоси. Высшие военачальники носили эбоси, сдвинув ее слегка на правую сторону, низшие - на левую. Простолюдины могли надевать эбоси лишь во время некоторых религиозных церемоний. Парадная форма рядового воина, называемая камисимо, представляла собой строгий костюм типа кимоно с резко выступающими плечами. Для простого люда парадным костюмом была хаори - накидка, надеваемая поверх кимоно. Костюмы женщин, принадлежавших к высшей придворной знати, изготавливались из яркой красочной парчовой ткани. Для отделки широко использовалась вышивка золотом или серебром. Во время торжественных церемоний женщины из богатых семей надевали простые черные шелковые кимоно с фамильным гербом, перехваченным оби. Нижнее кимоно было обязательно белого цвета.

Регламентация касалась и цвета одежды. Он определял не только принадлежность человека к какому-либо сословию, но и служил показателем его места в рамках одного сословия. Так, в хэйанскую эпоху придворная аристократия должна была носить одежду семи цветов. Наиболее представительными из них были зеленый, красный, фиолетовый и белый. Чиновникам разных рангов надлежало облачаться в одежды строго определенного цвета: для придворных чиновников первого ранга это был густо-фиолетовый, для второго-пятого рангов - бледно-розовый, для шестого - голубой. Только чиновники от пятого ранга и выше могли позволить себе носить наряды, расшитые парчой. Одежду "аристократических цветов" всем жителям столицы разрешалось надевать лишь раз в году во время одного из празднеств в синтоистском храме Камо, но при этом горожанам строго запрещалось шить ее из узорчатого шелка [17, с. 20-21].

Таким образом, во время Дзидай мацури по костюму можно узнать аристократа, самурая, ремесленника, крестьянина. В церемониальном шествии представителей разных эпох впереди идут мужчины, за ними - женщины.

Процессия эпохи Мэйдзи представлена главным образом императорской армией и отрядами крестьян. Именно они явились основными силами незавершенной буржуазной революции Мэйдзи, которая положила конец господству военных правителей, восстановила власть и культ императора и открыла путь для капиталистического развития страны.

В процессии токугавского периода изображается эпизод, когда посланник сёгуна направляется с визитом в императорский дворец в Киото, чтобы оказать императору церемониальные почести. Посланника сёгуна сопровождают вооруженные слуги с копьями. В середине процессии группы людей несут на плечах установленные на деревянных балках паланкины. За ними на лошадях везут огромные богато украшенные короба цилиндрической формы с конусообразной крышкой, где находятся дары сёгуна императору.

В процессии женщин идут представители разных слоев общества той эпохи. Возглавляет ее девушка в костюме шестнадцатилетней сестры императора Комэй принцессы Кадзу (1846-1877), которая была предназначена в жены 14-летнему сёгуну Иэмоти, последнему из династии Токугава. Поэтому в церемонии она идет в свадебном наряде - утикакэ. Это одежда типа кимоно со шлейфом белого цвета на красной подкладке. Головной убор невесты (цунокакуси) - белая косынка тоже на красной подкладке; она обернута вокруг головы в виде шапочки без донышка. С одеянием невесты и ее свиты резко контрастирует костюм жены богатого киотоского купца Накамура Кураносукэ. Она одета по традиции в кимоно из черного шелка.

Большая группа женщин изображает деятелей литературы и искусства. Особо почетное место среди этих персонажей занимает Отагаки Рэнгэцу (1791-1875), выдающаяся поэтесса, художница и мастер по изготовлению фарфоровых изделий. Она родилась в семье самурая и с 7 до 16 лет находилась в услужении у местного феодала в замке Камэока вблизи г. Киото. После смерти мужа в 1823 г. приняла монашество, получив буддийское имя Рэнгэцу, означающее "лотос луны". В течение многих лет она жила в разных буддийских храмах в г. Киото, в 1865 г. окончательно обосновалась в храме Дзинкоин. Наибольшую популярность принесла ей литературная деятельность. Она была последовательницей поэта Одзава Роан (1723- 1801) - признанного мастера вака - японской песни. Это короткая исконно японская форма стиха, пятистишие; более известно ее другое название - танка. Стихи Рэнгэцу отражали просто и безыскусно события повседневной жизни. Много времени она уделяла также каллиграфии, очень популярному в стране жанру живописи. Ей была свойственна экспрессивная манера творчества.

Широкой известностью пользовались и ее работы по изготовлению фарфоровых изделий - для чайной церемонии (тя-но ю) и для повседневной жизни. Ей было присуще монохромное изображение довольно простых рисунков с резким цветовым пятном. Но чашки для чайной церемонии она нередко расписывала вязью иероглифов своих стихов. Рэнгэцу была искусна также в танцах, вышивании, проведении чайной церемонии и в других видах прикладных искусств. Ее разнообразная творческая деятельность продолжалась до самой смерти [130, т. 6, с. 128].

Одно из почетных мест в процессии занимает персонаж, изображающий танцовщицу Идзумо-но Окуни. Она была жрицей синтоистского храма в Идзумо и славилась блестящим исполнением религиозных танцев. В то время был очень популярным чувственный танец нэмбуцу-одори, и Окуни стала одной из самых известных его исполнительниц. В истории японского театра именно с ее именем связывают возникновение искусства Кабуки. Слово "кабуки" означало в то время "склонность к оригинальному", к чему-то необычному. Когда Окуни в ярком, удивительно нарядном и красочном костюме стала исполнять перед публикой танец нэмбуцу-одори, полный неожиданных, подчас нескромных движений, его назвали "танцем кабуки" [18, с. 78}.

Период Адзути-Момояма (1573-1603) представлен процессиями, посвященными двум крупным государственным деятелям Японии - Ода Нобунага и Тоётоми Хидэёси. Период получил свое наименование по названию мест, где были расположеных их резиденции. Замок Ода Нобунага был в районе Адзути (недалеко от Киото), а один из замков Тоётоми Хидэёси - в Фусими (южный район Киото), впоследствии получившем название Момояма. Любопытно, что при жизни Хидэёси этого названия еще не было [40, с. 133, 135].

Именно с этого времени начался новый период японской культуры, получивший название Адзути-Момояма. Он славился своей помпезностью и пышностью, что значительно отличало его от предшествующего периода Муромати (1392-1573), характерной чертой которого было аскетическое религиозное искусство.

Процессия, посвященная Тоётоми Хидэёси, воспроизводит эпизод, когда его сын в сопровождении свиты наносит визит императору по случаю дня своего совершеннолетия. Шествие, посвященное Ода Нобунага, изображает въезд этого могущественного феодала в г. Киото, куда он прибыл по требованию императора, чтобы восстановить императорский дворец, сильно пострадавший во время феодальных войн. Этот эпизод выбран не случайно. Ода Нобунага действительно проводил строительство в Киото, чтобы привлечь туда ремесленников и торговцев, покинувших город в смутное время.

В центре шествия периода Камакура находится Кусуноки Масасигэ (ум. в 1336 г.), один из талантливых военачальников, который сыграл большую роль в междоусобной борьбе в этот период. Он выступал на стороне императора Годайго (1288- 1339) в борьбе против правителей из дома Ходзё, столицей которых был г. Камакура [53, с. 450]. За это он получил из рук императора звание военного губернатора провинций Ковата и Идзуми. Достоверных сведений о его жизни и карьере почти нет. В основном они почерпнуты из литературного памятника XIV в. "Тайхэйки" ("Записки о периоде благоденствия"). В истории Кусуноки Масасигэ остался образцом преданности императорской фамилии. Особенно поднимали его на щит после революции Мэйдзи. Вплоть до второй мировой войны в учебниках по истории для начальных школ он изображался как герой нации, как идеал, к которому должна стремиться молодежь, готовая отдать свою жизнь служению трону. Сюжетом процессии является въезд Кусуноки Масасигэ и его брата Масасуэ в г. Киото. Их сопровождает группа - ябусамэ - стрелки из лука верхом на лошадях. Они одеты в охотничьи костюмы, у пояса - колчаны, в руках - луки.

В процессии этого периода не видно ни поэтов, ни литераторов, ни художников, ни деятелей других видов искусства, хотя именно в это время зарождаются такие литературные жанры, как хайку и средневековый театр Но, искусство планировки садов и парков, тя-но ю и икэбана. Но главной, характерной чертой камакурского периода был культ сильной, волевой личности, воинской доблести, преданности сюзерену, презрения к смерти.

Женщины времен Адзути-Момояма и Камакура идут вместе. Главное внимание среди них приковывает персонаж, изображающий жену Тоётоми Хидэёси, - Ёдогими, одетую в пышный наряд эпохи Момояма. Ёдогими была второй и любимой женой Хидэёси, родившей ему наследника. Она славилась своей красотой и изяществом, была в центре внимания двора. После утверждения власти династии Токугава она вместе с сыном находилась в осажденном замке в г. Осака и вынуждена была покончить жизнь самоубийством [34, с. 154-155].

Среди других женских образов можно отметить фаворитку основателя первого сёгуната в Японии Минамото Ёритомо (1147-1199), которая была известной в то время танцовщицей и певицей. Кроме того, в этой процессии довольно много представителей других сословий. В частности, в костюме той эпохи идет торговка древесным углем и дровами, несущая свою ношу на голове; зеленщица с корзиной, наполненной овощами, и др.

Предпоследняя эпоха в Процессии веков представлена периодом Хэйан, который продолжался около 400 лет, т. е. начиная с переноса столицы из г. Нара в г. Хэйан-кё и до морского сражения при Данноура вблизи г. Симоносэки в 1185 г., когда власть дома Тайра, фактически управлявшего в то время страной, перешла в руки Минамото Ёритомо. Этот период характеризовался крупными изменениями в социально-экономической структуре страны, потерей императорским домом фактической власти. В хэйанскую эпоху достигли своего расцвета литература, искусство, ремесла, сформировался как бы единый культурный комплекс, оказавший огромное влияние на развитие культуры в последующие века.

Мужская половина хэйанской процессии представлена придворными в блестящих, пышных, красочных одеяниях. Это главным образом представители рода Фудзивара, который к X в. подчинил все соперничавшие с ним аристократические дома и фактически стал правителем страны. В то время установился порядок, согласно которому жен императорам поставляла семья Фудзивара. Сами же они занимали посты регентов и премьеров. Так, Фудзивара Митинага (966-1027) занимал пост регента при своих малолетних внуках и в течение тридцати лет управлял страной.

Наиболее многочисленна и представительна женская половина процессии. Это и неудивительно, так как именно в период Хэйан появились произведения знаменитых японских писательниц. Недаром хэйанскую эпоху часто называют литературной. Конечно, в это время развивались и другие направления культуры. "Тем не менее культурный облик эпохи определяет все-таки литература: она больше всего вошла в быт (в первую очередь поэзия), наиболее четко и полно отразила специфику страны и эпохи, оставила самый заметный след в культуре следующих поколений" [16, с. 27].

В процессии идет Оно-но Комати (IX в.), знаменитая красавица и не менее знаменитая поэтесса жанра вака. О ней не сохранилось почти никаких сведений, но ее имя окружает много Мантических легенд. Косвенным подтверждением этих легенд служат сюжеты некоторых ее стихотворений. Считается, например, что отец ее был губернатором северной провинции Дэва (ныне префектуры Акита и Ямагата) и что Оно-но Комати в середине IX в. служила при дворе. Она пользовалась большим успехом у мужчин и имела много возлюбленных. Оно-но Комати сумела завладеть сердцем наследника престола против воли могущественного рода Фудзивара и якобы поэтому была отправлена в изгнание, где и расцвел ее талант; рассказывают, что однажды на поэтическом турнире она очень ловко разоблачила фальшивку одного из поэтов, который, сумев узнать текст приготовленного ею для состязания стихотворения, вписал его в старинный манускрипт в надежде таким образом обвинить Оно-но Комати в плагиате и выиграть турнир. 118 стихотворений под ее именем входят в различные антологии, и 80 из них являются признанными шедеврами жанра вака. Ей в свою очередь посвящено пять пьес жанра Но, написанных известными драматургами Канами Киёцугу (1333-1384) и Дзэами Мотокиё (1363-1443) [130, т. 6, с. 110, 111].

Рядом с Оно-но Комати можно видеть Мурасаки Сикибу - автора самого прославленного в истории японской литературы памятника - романа "Гэндзи моногатари". Этот роман считается вершиной жанра моногатари (повествования), памятником классической национальной литературы. Сама Мурасаки Сикибу принадлежала к одной из ветвей дома Фудзивара и всю жизнь провела при дворе, поэтому она с такой достоверностью сумела показать жизнь аристократических кругов страны того периода.

Среди знаменитой плеяды хэйанских женщин нельзя не за-метить Сэй Сёнагон (конец X - начало XI в.). Она происходила из семьи крупных провинциальных чиновников с широкими литературными связями; выросла в атмосфере литературных дискуссий, поэтических турниров, изучения китайской классической литературы и была высокообразованной женщиной. Как и многие другие писательницы того времени, состояла в свите императрицы, что и дало ей блестящий материал для написания всемирно известного произведения ."Записки у изголовья".

Замыкают шествие исторические персонажи периода Энряку и эпохи Нара. Годы Энряку были переходным периодом между эпохами Нара и Хэйан. Впереди процессии периода Энряку идут воины во главе с военачальником Саканоуэ-но Тамурамаро (758-811). Он известен тем, что первый получил титул сёгуна. Будучи выходцем из древнего аристократического рода, он служил при дворе, а затем стал губернатором северных провинций на о-ве Хонсю. В истории он прославился тем, что во время подавления мятежа на севере о-ва Хонсю (ныне преф. Аомори) использовал манекены людей и животных для того, чтобы обмануть противника. Память об этом живет в празднике Нэбута, который ежегодно отмечается в преф. Аомори в начале августа. За воинами следуют придворные в парадных одеждах. Замыкает шествие группа стрелков из лука, которые в период Нара не знали себе равных.

В середине этой процессии находятся два микоси с душами императоров Камму и Комэй. Перед ними идут музыканты, играющие на национальных инструментах. В этой процессии много детей в причудливых нарядах, некоторые из которых напоминают бабочек. В руках у детей фантастическая птица с головой человека - карёбинга (от санскритского "калавинка"). Считалось, что эта птица обладает сладчайшим голосом. Несут также подношения богам в изящно оформленных парчовых коробках.

Шествие всех веков замыкает колесница с золотой птицей хо на крыше. Это птица из китайской мифологии (по-китайски "пын"): у нее змеиная шея, рыбий хвост, черепашья спина и куриный клюв; размах крыльев-11781 км. В образе этой птицы заключена идея защиты всего живого на земле от всяких невзгод; ее появление считалось счастливым предзнаменованием [115, с. 243-244; 112, с. 156].

Так в зримых образах проходит перед глазами сегодняшнего поколения история страны.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"