предыдущая главасодержаниеследующая глава

Японская Венеция

Выбрав Осака местом для своей резиденции, Хидэёси руководствовался прежде всего прекрасным стратегическим положением города, стоящего на пересечении множества путей, проходящих через центральную часть Японии - Ямато. Кроме того, его привлекало еще и то, что живописная и плодородная долина, на которой расположился Осака, была защищена с севера и северо-востока горами. Дельта двух рек с многочисленными рукавами и ответвлениями, множеством узких и широких протоков, заводей и заливов словно пронизывала городскую территорию, делила ее на сотни островов, некогда соединявшихся большим количеством каменных и деревянных мостов, утилитарно-примитивных, сложенных из нескольких мощных стволов, и торжественных, парадных, покрытых красным лаком, круто поднимавших резные перила над водой. Теперь их предстояло восстанавливать и строить заново. Из разных уголков страны согнал сюда Хидэёси огромное количество людей, трудом и талантом которых был создан этот прекрасный город на воде. Впоследствии иностранцы стали называть его Японской Венецией.

Хидэёси очень устраивало, что город располагался на морском побережье, ведь он надеялся превратить его в крупный торговый центр. Чтобы оживить торговлю, Хидэёси старался всеми возможными способами привлечь как можно больше купцов в возрождающийся город из старых торговых портов, таких, как Хаката на Кюсю, даже из единственного в Японии "вольного" города Сакаи. Хидэёси добился деловых соглашений с крупнейшими торговыми домами Японии - Кониси из Сакаи и Симаи из Хаката. Он предоставил им некоторые привилегии и сохранил все льготы, которыми те ранее пользовались. Хидэёси даже сумел сыграть на честолюбии представителей старых торговых фамилий - приказал называть улицы в еще безвестном Осака именами тех городов страны, откуда прибывали новые поселенцы, например "улица Фусими", "улица Сакаи" и др.

Средневековый Осака, как известно, получил в наследие от Нанива регулярную линейную планировку и четкую ориентацию всего городского массива, когда-то свойственные древнему столичному поселению.

Примерно такую же планировку имел и соседний Сакаи. Этот богатый торговый город, видимо, тоже в известной мере сохранил правильные очертания прямоугольной сетки кварталов, вытянутой с северо-запада на юго-восток, сложившейся в более древние времена. Считается, что регулярная городская планировка с ее ориентацией по оси фыншуй, т. е. с юга на север, с выделением северной части и широкой дорогой-улицей, рассекавшей город на восточную и западную части, - непосредственное заимствование из Китая. Строительство Нара, древней столицы Японии, о возведении которой по сравнению с другими поселениями предшествующего периода сохранилось больше разнообразных сведений, полностью подтверждает это.

Однако даже Нара не была полным повторением Чанъани. Скопированная планировка всего городского ансамбля во многом отличалась от столицы на материке. Традиционная архитектура разнообразных деревянных сооружений с характерной японской протяженностью и распластанностью зданий по земле делала японскую столицу во многом непохожей на каменно-деревянный монументальный Чанъань.

То, что в архитектуре японского города, сложившейся с максимальным учетом климатических и природных условий страны, дерево использовалось в качестве строительного материала, оказало огромное влияние на формирование и эволюцию городской структуры на протяжении веков. Деревянный дом, ставший основным компонентом застройки, был чрезвычайно удобен во влажном и жарком климате, но эта специфика строительства из-за частых пожаров вела к бесконечным перестройкам.

И в Осака, и в соседнем Сакаи наряду с сохранением точности планировки в центральной части и попытками продолжить строительство кварталов, одинаковых по конфигурации и размеру, оказалось немало районов, застроенных бессистемно и хаотично. Юго-западный и юго-восточный районы Осака, т. е. те, где располагались рынки и ремесленные кварталы, застраивались особенно густо. Улицы здесь были значительно уже, чем в северной части. Идущая с севера на юг сетка этих перекрещивающихся строго под прямым углом улиц вдруг исчезала, словно наткнувшись на хаотическое скопление домов и замысловатое кружение переулков.

Активное строительство, осуществляемое Хидэёси, содействовало тому, что к началу 90-х годов XVI в. Осака превратился в большой и богатый город, в котором было более трехсот улиц, вымощенных квадратным булыжником, сто двадцать каналов и несколько сотен мостов из кипариса и камня. Через большую судоходную реку Ёдо и ее приток Касивари были переброшены кедровые мосты, протяженность самого большого из них достигала ста двадцати метров.

Однако архитектура городских сооружений в Осака тем не менее развивалась не только под влиянием феодального диктатора, стремящегося создать какой-то определенный тип городской застройки, ведь он рассматривал Осака как столичную резиденцию и город-укрепление. Жилые строения простолюдинов и феодальные дворцы отражали длительную эволюцию японского национального жилища.

Татэана, с которого началась эта эволюция, - ямное жилище периода Дзёмон с земляным полом и столбами, на которых держалась крыша. Его сменило свайное деревянное сооружение. Прототипом его был амбар, где когда-то хранилось общественное зерно. Именно потому, что поднятый на сваях амбар (глухое бревенчатое сооружение без окон, с энгава вокруг него) считался символическим, священным местом обитания богов, жилище высших представителей рода и племенного объединения, являвшихся представителями бога на земле, приобрело те же черты. Во время раскопок установлено, что дворцовые сооружения Одзина занимали в древней Нанива огромные площади. Об этом свидетельствуют обнаруженные многочисленные углубления для свай, на которые опирались конструкции здания.

Строительство древних японских столиц - Нара и в последующие десятилетия Хэйана (794 г.) - дают детальное представление об облике и принципе конструкций, о уже сложившемся к началу строительства Нара японском архитектурном стиле. Синдэн-дзукури - так называемый "дворцовый стиль" представляли большие торжественные деревянные павильоны с единым помещением, разделявшимся по мере надобности разнообразными ширмами и раздвижными перегородками. Необычайная простота и лаконичность этих сооружений, строгая логичность и выразительность их архитектурного языка сочетались с предельной целесообразностью в решении конструктивных задач. Большое значение имело и исключительное мастерство и тщательность обработки дерева. В тот период дворцовые здания выступают уже в ансамбле с садом, гармонично сливаясь в единое целое с тщательно организованным природным окружением.

Вместе с формированием стиля аристократического жилища шла также эволюция жилища простого японца. В отличие от других стран развитие жилой архитектуры в Японии не привело к большой разнице в конструктивной системе жилища верхов и низов общества. Весьма специфические природные и климатические условия диктовали единственно возможный тип жилого сооружения - деревянная каркасная конструкция, стоящая не на фундаменте, а на уходящих в землю сваях. В результате строение обретало гибкость, ослабляющую разрушительное воздействие подземных толчков. Кроме того, в доме были ненесущие, раскрывающиеся стены. При этом аристократическое жилище все-таки отличалось от дома простолюдина - на

его строительство, естественно, шли самые дорогие сорта дерева, да и было оно значительно больших размеров. К тому же в ансамбль аристократического жилища обязательно входил традиционный сад.

В XII в. с приходом к власти военно-феодального класса стал складываться другой тип жилища знати. Вместо дворцов с гулкими залами синдэн строятся жилые здания гораздо меньших размеров, объединяющие под одной крышей несколько небольших комнат. Этот стиль, называемый сёин-дзукури, получает самое широкое распространение в XVI в. Появляются подобного вида сооружения и в Осака. Наиболее широкое строительство в стиле сёин-дзукури начинается в ходе перестройки города после военных кампаний начала XVII в., когда сгорела большая часть северо-восточного аристократического района.

В то же время центральная и южная части городской застройки - кварталы, где жили простолюдины-ремесленники и торговцы, похожи на Осака периода правления Хидэёси. Как правило, двухэтажные деревянные дома имели ту же, что и в северном районе города, стоечно-балочную конструкцию. Связки деревянных стоек в углах дома, а иногда и посередине стен создавали каркасную структуру, которая позволяла относительно легкому сооружению выдерживать подземные толчки. Жаркий и влажный климат Осака предъявлял к небольшому по размерам жилищу простолюдина особые требования. Помещение необходимо было тщательно проветривать. Стена, превращенная в скользящие по пазам сёдзи, обеспечивала свободный доступ воздуха; таким образом, в дом попадали теплые лучи солнца и помещение хорошо проветривалось.

В целом конструктивное решение жилища японца оказалось единым для всей страны, однако разница в климатических зонах Японских островов определила некоторые, порой весьма немаловажные отличия. Дом крестьянина и горожанина северных районов был более закрытым. Толстая соломенная остроконечная и спускающаяся скатами почти до земли крыша крестьянского жилища удерживала тепло, а для проветривания служила незначительная часть фасадной стены, имеющей раздвигающиеся стены-ставни. Свои особенности имели также и дома столичного жителя - эдосца, киотосца или нагасакца.

Для Осака определяющим в эволюции жилого помещения стал в XVII в. помимо климатических условий социально-экономический фактор. Город превратился в главный экономический центр страны, сосредоточивающий всю торговлю, и прежде всего рисом. Особая часть города, отведенная под склады с рисом, огромный рынок, представляющий слияние нескольких специализированных рынков, десятки кварталов, занятых домами ремесленников и торговцев, - вот главные особенности застройки Осака токугавского периода. В годы же правления Хидэёси наиболее характерным для формирования Осака стало широкое храмовое строительство и возведение такого знаменитого сооружения, как Осакский замок.

В то же время пышные феодальные дворцы, утопающие в зелени храмы, то, чем могли гордиться и другие города, здесь, в Осака, выглядели несколько иначе благодаря своеобразному облику, который придавала городу близость к воде. Для островной Японии вода не редкость. Однако в Осака она - органическая часть самого города. Это не только голубая сеть сверкающих на солнце рек и каналов, не только водопады и тихие родники, бьющие в парках и у храмовых галерей, не только пруды, стремительные речки и заливы, но и шум воды, текущей, низвергающейся, стремительной и неторопливой, ставший естественным и неотъемлемым в общем ритме города.

Город с точеными дворцами, неторопливо плывущими звуками гонгов, яркими и суетными торговыми районами, с бесчисленными кварталами, будто лежащими на воде, огромный и диковинный, словно покачиваясь, плыл вдоль каналов в голубизну расплеснувшегося во весь горизонт моря.

предыдущая главасодержаниеследующая глава








© Злыгостев А. С., 2013-2018
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ 'Nippon-History.ru: История Японии'