В Японии поля оккупировали гигантские соломенные животные - фестиваль Wara Art Matsuri

Археологи нашли древнюю недостроенную столицу Японии

В Токио откроют капсульный отель только для женщин

В Японии дело идет к фактической отмене пенсии

Подарок с подвохом: 392-летнее дерево-бонсай, подаренное Японией Америке, было свидетелем взрыва в Хиросиме

Водяные драконы. Водопады в Японии

Японская «перестройка» XIX века: как император Мэйдзи ломал вековые устои и традиции

Японское солнце восходит для мигрантов

10 малоизвестных фактов о самураях, которые умалчивают в литературе и кино


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Господствующие классы на пути фашизации и агрессия в Маньчжурии (1929-1931)

Последствия экономического кризиса и обострение внутренней социальной обстановки внесли изменения в общее направление политики и тактики правящего лагеря. Подъем классовой борьбы в годы экономических затруднений, рост влияния Коммунистической партии Японии привели к тому, что положение правящих кругов стало более неустойчивым и сложным, чем когда-либо ранее. Усилились противоречия внутри самого лагеря эксплуататоров. Кризис привел к массовому разорению мелкой и средней буржуазии, не выдерживавшей конкуренции с крупными концернами. Расширявшийся в течение ряда лет аграрный кризис подрывал положение мелких и средних помещиков, терпевших убытки от падения цен на сельскохозяйственную продукцию. В этих слоях росло недовольство позицией основной группировки монополистического капитала, представлявшего интересы "старых" концернов Мицуи, Мицубиси, Ясуда, Сумитомо. Подвергалась критике и политика правительств, формировавшихся из представителей двух крупных парламентских партий - минсэйто (Минсэйто возникла в июне 1927 г. в результате слияния партий кэнсэйкай и сэйюхонто.) и сэйюкай, связанных все с теми же концернами. Пересмотр правительственного курса был требованием боссов так называемых новых концернов, возникших главных образом в период первой мировой войны в военных отраслях промышленности (цветная металлургия, самолетостроение и т.д.). Поднявшиеся на гребне военной конъюнктуры, заинтересованные в ней и тесно связанные с кругами военщины, "новые" концерны, однако, имели слабую финансовую базу. Это определяло их зависимость от старой финансовой олигархии и их конкурентную борьбу с ней, особенно обострившуюся в годы мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. и подготовки и развязывания агрессии.

Так называемое молодое офицерство, связанное с "новыми", или "молодыми", концернами, открыто выражало недовольство как внутренней политикой, так и внешнеполитическим курсом "партийных" кабинетов. Изменившийся кадровый состав армии, особенно младший и средний комсостав - выходцы из мелкобуржуазных и мелкопомещичьих слоев, терпящих трудности кризисной обстановки, - отражал интересы и настроения этой социальной среды. Военщину возмущала "модернизация" армии, приведшая в 20-х годах к увольнению нескольких тысяч офицеров и снижению жалованья оставшимся на службе. Не меньшее раздражение вызвало Лондонское морское соглашение 1930 г., предполагавшее некоторое сокращение морских вооружений. Все это, как и неспособность снизить накал классовой борьбы, подавить революционное движение и избавить страну от возрастающих трудностей экономического кризиса, ставилось в вину "партийным" правительствам. Оппозиционное движение, представленное союзом военщины и "молодых" концернов, по своей социальной основе, классовой сущности было зарождающимся японским фашизмом. Низшими ячейками этого движения являлись всевозможные шовинистические "клубы", "лиги", "общества" типа "Дзиммукай" ("Общество императора Дзимму"), организация японских террористов "Айкёдзюку" ("Школа любви к родине"). Широкое распространение шовинистических идей в армии привело к созданию ряда националистических организаций в среде высшего командного состава армии и флота. Наиболее известными такими организациями в начале 30-х годов были "Сакуракай" ("Общество вишни") и "Кодзакуракай" ("Общество малой вишни"), в которые входили офицеры генштаба и военного министерства.

Укреплению связей сторонников фашизма в армии и правительстве содействовало "Общество государственных основ" ("Кокухонся"), куда наряду с представителями армейских кругов входили такие "киты" финансового мира, как члены правления концернов Мицуи, Ясуда и др.

Программа и лозунги "молодого" офицерства облекались в демагогическую "антикапиталистическую" фразеологию, которая преподносила военщину "защитницей" императора от засилья финансовой олигархии. Подчеркивая свою преданность императору, "молодые офицеры" требовали ограничения активности основной четверки "старых" концернов, выступали против парламента, буржуазно-помещичьих партий, представляющих концерны в правительстве, устраивали заговоры, организовывали террористические акты.

В то же время "антикапиталистическая" пропаганда не исключала реакционно-шовинистических расовых идей "ниппонизма", "паназиатизма", подчеркивания священной миссии японского народа, призванного как "высшая раса" господствовать над всем миром.

К середине 30-х годов в правящем лагере Японии сложились Две противоборствующие друг другу группировки фашиствующей военщины - "Группа императорского пути" ("Кодоха"), возглавляемая генералами Араки и Мадзаки, и "Группа контроля" ("Тосэй- ха") во главе с генералами Нагата, Муто и Тодзио. И та, и другая группировка добивались ликвидации существовавших в тот период буржуазно-демократических институтов и установления военной диктатуры, развязывания агрессии на материке и подавления революционного движения в стране. Разница была только в методах борьбы за власть, поскольку опорой шовинистических группировок были разные слои господствующего класса.

Спортивный комплекс Будокан
Спортивный комплекс Будокан

"Кодоха" опиралась на помещичьи круги и представителей "новых концернов - Кухара Фусаносукэ, Аюкава Кисукэ и др. В армии их поддерживало "молодое" офицерство. Программным положением "Кодоха" было установление военно-фашистской диктатуры под эгидой "государственного социализма с императором в центре". Заговоры и путчи были методом осуществления этих планов.

Представители "Тосэйха", занимающие высокие посты в армии и тесно связанные с верхушкой финансовых кругов, являлись группировкой, обладающей реальной властью и поэтому не заинтересованной в организации заговоров и путчей. Ограничение деятельности "молодого офицерства", строгий контроль над их организациями (отсюда название "группа контроля") и вместе с тем скорейшая подготовка государственного аппарата к осуществлению агрессии на материке были основной линией действий "Тосэйха".

В целом вся финансовая олигархия, смыкающаяся с военщиной по своим классовым интересам и целям, являлась главной движущей силой японского милитаризма и агрессии во внешней и внутренней политике Японии.

Политика правительства минсэйто, находившегося у власти с 1929 г. по декабрь 1931 г., почти не отличалась от реакционной политики предшествующих ему сэйюкаевских кабинетов, была отмечена солидной долей социальной демагогии. Маскируя свои действия, представители минсэйто с широковещательными заявлениями вносили в парламент проекты куцых реформ, которым так и суждено было остаться проектами.

Готовясь к развязыванию войны в Северо-Восточном Китае, правительство партии минсэйто продолжало репрессии в отношении всех, кто сколько-нибудь мог быть заподозрен в демократических настроениях. "Жестокие репрессии, - писал Токуда, - были обращены прежде всего против компартии, затем они распространились на профсоюзы, крестьянские союзы и студенческие организации; на все области культуры либерального направления. Вся жизнь народа, его мысли и действия были опутаны милитаристским рабством". В июле 1932 г. было проведено заключительное заседание суда по "делу компартии". Ему предшествовали закрытые процессы над японскими коммунистами в разных городах. Большая помощь коммунистам в их деятельности и борьбе на процессе была оказана Коминтерном, опубликовавшим тезисы по японскому вопросу в июле 1927 г. и мае 1932 г. Тезисы нанесли сокрушительный удар по ямакавизму и фукумотоизму. Они дали марксистский анализ расстановки классовых сил в стране и определили для КПЯ конкретные задачи и пути их решения. В Токио проходили демонстрации, митинги на заводах и фабриках с требованием освободить членов КПЯ. Итикава, Токуда были приговорены к пожизненному тюремному заключению.

По данным прогрессивной японской историографии, за пять лет, с 1929 по 1933 г., число арестованных по обвинению в коммунистической деятельности и нарушении "Закона об охране общественного спокойствия" достигло 50 тыс. человек.

За несколько лет от руки палачей пали видные деятели компартии Ватанабэ, Ивата, Уэда - члены ЦК КПЯ. Был схвачен и погиб от пыток известный пролетарский писатель Кобаяси Такидзи. После арестов 1932 г. ЦК КПЯ возглавлял Норо Эйтаро, героический борец и ученый, научный труд которого "История развития японского капитализма", представляющий интерес и сегодня, был первой в Японии марксистской работой о японском капитализме. Арестованный в конце 1934 г. Норо Эйтаро в 1935 г. умер в тюрьме от жестоких пыток. Правящий лагерь Японии не только обрушивал на коммунистическое движение полицейские репрессии, но и пытался взорвать изнутри организации КПЯ, засылая в них провокаторов и шпионов. Подрывала дело рабочего класса и соглашательская политика лидеров правых социал-демократов, ибо, оказывая влияние на значительную часть трудящихся, они, по существу, поддерживали политику правящего лагеря.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

купить айфон в интернет магазине, gold




© Злыгостев А. С., 2013-2016
При использовании материалов обязательна установка ссылки:
http://nippon-history.ru/ "Nippon-History.ru: История Японии"